Виктор Вольский

Йорктаун, Вирджиния

Веб-сайт: volsky.us

 

АФГАНСКАЯ ЗАПАДНЯ

 

Баллотируясь в президенты, Барак Обама едва ли не целиком построил внешнеполитическую часть своей политической платформы на антивоенной речи, которую он произнес в 2002 году, когда за пределами Чикаго никто не знал его имени. На протяжении всей предвыборной кампании сторонники Обамы не переставали громко восторгаться поразительной прозорливостью своего кумира, единственного из всех кандидатов в президенты выступившего против войны с Ираком. (В отличие от своих будущих соперников, никому не известный член Сената штата Иллинойс ничем не рисковал, плывя против течения, но дружественная печать не акцентировала этот факт.)

 

Репутация принципиального пацифиста в немалой степени укрепила позиции Обамы в крайне левой части политического спектра и помогла ему одержать победу над Хиллари Клинтон, которая на волне патриотического энтузиазма, захлестнувшей Америку после трагических событий 11 сентября 2001 года, голосовала за войну. И как бывшая первая леди ни изворачивалась, как ни клеймила коварного Буша, подло обманувшего ее и заставившего ее, она сама не знает каким образом, поддержать его политику, как ни доказывала, что в душе она всегда была категорически несогласна с собой, ей так и не удалось до конца изжить репутацию милитаристки в леворадикальном сегменте электората.

 

(Либералы не устают издеваться над Бушем, представляя его полным идиотом и деревенским дурачком. Но как только возникает вопрос , почему сенаторы-демократы либерального толка поголовно проголосовали за войну с Ираком, да не один раз, а дважды, слабоумный Буш внезапно исчезает со сцены, а на его месте вырастает исполинская фигура хитроумного и ловкого, как сам Сатана, Буша, который, проявив чудеса коварства и ловкости, всех их обвел вокруг пальца и обманом заставил поддержать свою позицию. Как совместить эти два диаметрально противоположных портрета, либеральные критики Буша не объясняют.)

 

Обама бичевал американскую интервенцию в Ираке не просто как безрассудную авантюру, а как ненужную войну, отвлекающую внимание и ресурсы от страны, которая должна была бы стоять в центре военной и антитеррористической стратегии Соединенных Штатов Афганистана. Именно там свила свое гнездо Аль-Кайда, именно оттуда зловещий Осама бин Ладен рассылает своих подручных вести беспощадную террористическую войну против Запада и в первую очередь против Америки. Джордж Буш проявил непростительную близорукость, отодвинув Афганистан на задний план в своей стратегии, метал громы и молнии кандидат Обама. Уж он-то не замедлит исправить эту преступную иначе не назовешь! оплошность республиканского президента, стоит ему только победить на выборах.

 

Такая позиция отнюдь не была прихотью молодого сенатора от Иллинойса или свидетельством его воинственности, а всего лишь данью политической реальности. В глазах избирателей демократы обычно превосходят республиканцев в попечительских, если можно так сказать женских областях, таких как образование, социальная политика, здравоохранение. Но их ахиллесовой пятой является мужская сфера оборонная политика. В том, что касается обеспечения национальной безопасности, демократы всегда были под подозрением у электората.

 

И если бы Барак Обама просто заклеймил администрацию Буша с позиций категорического пацифизма, принципиального отрицания войны как таковой, он лишь укрепил бы стереотипное представление избирателей о том, что демократы хромают по части обороны страны от внешнего врага. Поэтому ему и пришлось ставить дымовую завесу он, дескать, не против войны вообще, а лишь против ненужной войны. Но что касается необходимой афганской войны, он просто ждет не дождется того момента, когда станет президентом и сможет ринуться в бой.

 

Напрягать мозги, изобретая эту уловку, ему не пришлось. Ее придумал избирательный штаб сенатора Джона Керри кандидата в президенты от Демократической партии на президентских выборах 2004 года. Тезис о необходимой войне в Афганистане в противовес ненужной войне в Ираке был не более чем тактическим ходом, откровенно признал видный политтехнолог Боб Шрам, руководивший кампанией Керри.

 

В недавно опубликованных мемуарах Шрам пишет, что Керри необходимо было развеять представление о себе как о стороннике традиционной либеральной политики умиротворения во внешней политике. Тогда-то и была пущена в ход афганская карта. Став президентом, громогласно провозглашал Керри, он перенесет центр тяжести военной политики США из Ирака в Афганистана, с ненужной войны на войну необходимую, диктуемую истинными национальными интересами страны.

 

Обама воспроизвел тактику Шрама буквально, слово в слово, не сославшись, правда, на ее истинного автора. Но думается, что ради торжества общего прогрессивного дела Боб Шрам не обиделся. (Тут, кстати, уместно подивиться, почему он продолжает числиться видным политтехнологом. Этот леворадикальный демагог, знающий только одну песню: Бей богатых! и Отнять и поделить!, на протяжении своей карьеры руководил девятью избирательными компаниями и все девять с треском провалил. Тем не менее его репутация мастера по части политтехнологии остается незыблемой. Видно, уж очень сладкой музыкой звучат его лозунги в ушах демократов.)

 

20 января Барак Обама принес присягу на посту президента США и встал у кормила государственного корабля. Предвыборная кампания закончилась, пора было начинать править. 27 марта президент Обама объявил, что после тщательной, всесторонней проработки афганского вопроса он одобрил комплексную стратегию ведения войны против недобитых остатков движения Талибан и его союзников из числа арабских террористов бин Ладена. Из этого следовало, что перед генералами в Афганистане поставлена ясная и четкая цель, им остается лишь провести в жизнь врученную им стратегическую концепцию.

 

Совсем недавно задним числом стало известно, что Обаме не пришлось анализировать положение в Афганистане и вырабатывать новую стратегию и то и другое сделал за него его предшественник. К концу своего правления Джордж Буш приказал провести детальную оценку ситуации в Афганистане и представить ему возможные варианты решения афганского вопроса. После победы Обамы на выборах команда Буша по приказанию своего патрона поднесла плоды своих трудов помощникам его преемника, цитируя классиков, на блюдечке с голубой каемочкой.

 

Более того, люди Буша по просьбе обамовцев обещали не разглашать правду об истинном авторстве этих документов, чтобы придать веса молодому президенту на первых порах и помочь ему опериться и упрочить свою репутацию. Иными словами, Обама пришел на все готовое. Как он отплатил Бушу за такое благородство, известно: новый президент и его приспешники не устают валить вину за все свои неурядицы на предыдущую администрацию.

 

В середине июня Обама внезапно сместил с поста командующего войсками западной коалиции в Афганистане генерала Дэвида Маккирнана и назначил на его место командующего войсками специального назначения Стэнли Маккристала. Ничего страшного, успокаивала верная пресса своих читателей, кадровые перестановки обычное дело: Маккирнан остался от Буша, а Обама просто решил поставить на пост командующего своего человека, ничего в этом необычного нет. То есть никаких оснований для тревоги не существует.

 

И вдруг грянул гром. В августе в печать просочились сообщения о том, что генерал Маккристал представил Белому Дому докладную записку с требованием направить в Афганистан крупные подкрепления. Командующий подробно изложил основания для своих выкладок и, по слухам, представил три варианта избранной им стратегии, каждый из которых предусматривал определенный уровень подкреплений от 20 000 до 60 000 человек. Но в печати широко муссировался средний вариант 40 000. Учитывая, что нынешняя численность американского экспедиционного корпуса в Афганистане составляет 68 000 человек, как видим, речь идет о солидной подпитке.

 

В своей докладной записке генерал Маккристал предупреждал, что талибы перехватили стратегическую инициативу и с каждым днем укрепляют свои позиции. И если союзная коалиция не перейдет к решительным действиям, она рискует проиграть войну. К слову, говорить о войсках коалиции значить отдавать дань требованиям политического политеса. На самом деле из 42 национальных воинских контингентов в Афганистане практически все лишь обозначают свое присутствие и в боевых действиях участия не принимают. Исключение составляют только англичане, австралийцы и канадцы, но их настолько мало, что практически всю тяжесть войны выносят на своих плечах американцы.

 

Поначалу мало кто сомневался, что президент Обама без промедления выполнит требование Маккристала. В конце концов, тот его ставленник, действующий в рамках стратегии, одобренной Белым Домом на основании всесторонней проработки афганского вопроса. То есть отказать генералу значило объявить на весь свет, что президент Обама сам с собой не согласен (подобно герою пьесы Шварца, который интриговал против себя с целью занять свое собственное место). Однако шли дни, недели, а Белый Дом не проявлял никакого желания заняться афганской проблемой. Президент по-прежнему произносил речь за речью, посвященные реформе здравоохранения, занимался физкультурой, играл в баскетбол, энергично отдыхал, а об Афганистане ни гу-гу.

 

Правда, изредка в печать просачивались глухие сообщения о том, что в администрации идет ожесточенная борьба между сторонниками двух стратегических концепций антитеррористической и противопартизанской и что президент колеблется, не зная, в чью сторону склониться.

 

Антитеррористы во главе с вице-президентом Джо Байденом считают, что необходимо сократить до минимума американское военное присутствие в Афганистане, чтобы не раздражать местное население, сосредоточить оставшиеся войска в немногих крупных городах и вести охоту на лидеров террористов силами мелких диверсионных подразделений и с воздуха нанося ракетные удары с борта беспилотных летательных аппаратов. То есть инициатива заведомо уступается противнику, ему также предоставляется полная свобода действий в сельских местностях. О победе в войне уже речи не идет, ее целью становится сдерживание противника в приемлемых пределах.

 

Доктрина противопартизанской войны, с успехом реализованная в Ираке, предназначена в первую очередь закрепить территорию и обеспечить защиту местного населения, которое в большинстве случаев помогает террористам вынужденно, из страха перед возмездием с их стороны, когда американцы уйдут. Если внушить населению, что этого не произойдет, и создать для людей сносные условия существования, террористы останутся без поддержки.

 

Мао Цзэдун четко сформулировал принцип партизанской войны: партизаны подобны рыбе, плавающей в народном море. Стратегия противопартизанской войны направлена на то, чтобы осушить это море. А тем временем перекупить племенных вождей (которые лояльны только своему племени, все остальные виды лояльности в их глазах товар, который продается тому, кто предложит наиболее выгодные условия) и спешными темпами готовить афганскую национальную армию.

 

Парадоксальность ситуации в том, что генерал Маккристал выдающийся знаток антитеррористических операций. Именно он руководил охотой на террористов в Ираке и не одну сотню из них отправил к Аллаху за заслуженной наградой в виде 72 вечных девственниц. И если Маккристал пришел к выводу, что антитеррористическая стратегия бесперспективна, к нему все же следует прислушаться скорее, чем к вице-президенту.

 

В конце концов, Байден ничем не рискует, кроме того, чтобы вновь в который уже раз попасть пальцем в небо с плодами своих раздумий, да и вообще пустомелю-вице-президента никто всерьез не принимает. В то же время на Маккристала возложена ответственность за афганскую кампанию, и если он категорически заявляет, что антитеррористическими методами войны не выиграть, надо полагать, он знает, что говорит.

 

И вот проходит неделя за неделей, месяц за месяцем, а президент все не телится, все никак не может разродиться решением в отношении ходатайства своего командующего. И это при том, что каждый день приносит вести о новых потерях среди американских войск в Афганистане и что в своей докладной записке генерал Маккристал предупредил: время не терпит.

 

Нерешительность главы государства не имеет оправданий ведь он самолично назначил своего человека на пост командующего, из чего следует, что он доверяет Маккристалу. Тот изучил ситуацию и представил свою докладную, где прямо и без обиняков говорится, что для выполнения возложенной на него задачи ему нужно такое-то количество войск, в противном случае весьма высок риск, что война будет проиграна. Значит, все, что нужно сделать президенту, это немедля удовлетворить ходатайство Маккристала, а если он не согласен с выводами генерала снять его с должности и заменить кем-то другим. Вместо этого Барак Обама медлит, мечется из стороны в сторону, предается гамлетовским колебаниям и никак не может решиться.

 

Не подлежит сомнению, что Обама отчаянно ищет выход из безвыходного положения и тянет резину в первую очередь потому, что решительные действия не в его характере. В штатном Сенате Иллинойса он прославился тем, что практически по всем острым вопросам голосовал присутствую, т.е. воздерживался. Нежелание занять конкретную позицию по докладной командующего в Афганистане полный аналог его старой тактики. По острейшему вопросу своего президентства глава администрации голосует присутствую.

 

Но бесконечно тянуть он не сможет, рано или поздно ему придется высказаться. И тут-то его и поджидает западня. В философской притче средневекового французского схоласта Буридана осел, оказавшийся между двумя стогами сена, так и не смог решить, к которому из них направиться, и сдох от голода. Обама оказался в сходном положении, но с противоположным знаком. Он находится на перепутье между двумя вариантами, и оба из них его пугают.

 

Говоря языком шахматистов, президент США оказался в цугцванге позиции, в которой любой ход плохой. Если он решит взять курс на уход из Афганистана и уступить поле боя талибам с Аль-Кайдой, террористы будут торжествовать победу над Великим Шайтаном, Пакистан с его ядерным арсеналом подвергнется смертельной угрозе, престиж Америки рухнет в грязь, ее враги, вдохновленные поражением своего заклятого врага, с удвоенными силами поведут наступление, и самое главное для Обамы он фатально подорвет свою репутацию в глазах собственного народа. А это значит прощай шансы на переизбрание. Президент, ставший посмешищем на мировой арене и зарекомендовавший себя в глазах собственных избирателей как трус и пораженец, не имеет шансов на выборах, сколько бы он ни сваливал афганское фиаско на Буша.

 

Стало быть, проще всего удовлетворить требования Маккристала и дать ему требуемые войска, так ведь? Но тут следует учесть, что успешная стратегия противопартизанской войны рассчитана на много лет. По оценкам специалистов, на то, чтобы подготовить афганскую армию настолько, чтобы она смогла полностью взять на себя боевые задачи, ныне возложенные на американские войска, потребуется минимум 8-9 лет. А вот их-то у Обамы как раз и нет. По всем расчетам, ему дается менее года на то, чтобы найти выход из безвыходного положения.

 

Если к следующему лету, когда на горизонте замаячит грозный призрак надвигающихся выборов в Конгресс, афганский вопрос не будет решен, он разрастется до масштабов кризиса. Леворадикальный сегмент электората уже сейчас кипит, требуя рубить концы в Афганистане. И если его лидерам из солидарности с Обамой пока еще удается как-то сдерживать своих сторонников, то во второй половине будущего года чаша их терпения, по всей вероятности, переполнится, и воинственный пацифизм бурно изольется наружу.

 

А тем временем неуклонно растет недовольство афганской ситуацией среди умеренных и консервативных избирателей. Они не против войны, но при условии решительных действий, ведущих к быстрой победе, бесконечно тянуть резину они не согласны. Опросы показывают рост недовольства войной, подстегиваемого неумолимо растущими цифрами потерь. К будущей осени этот процесс, по всей видимости, выйдет на критический уровень. А это, в свою очередь, грозит правящей партии катастрофой на выборах в Конгресс.

 

Словом, куда ни кинь, всюду клин. Так, может быть, продолжая шахматную аналогию, сделать спокойный, выжидательный ход допустим, удовлетворить ходатайство Маккристала лишь отчасти? Но это не решение проблемы, а тактическая уловка, предназначенная выиграть время и оттянуть неизбежную развязку. Рано или поздно президенту не миновать вновь оказаться перед фатальным выбором. Он никак не может позволить себе ссориться с крайне левыми своей главной опорой. Но пойти у них на поводу значит окончательно скомпрометировать себя в глазах умеренного и консервативного электората, к которому, к великому сожалению и негодованию радикалов, пока еще принадлежит большинство американских избирателей.

 

Как это ни парадоксально звучит, Обаме приходится труднее, чем Бушу в тот момент, когда казалось, что война в Ираке безнадежно проиграна. Для Джорджа Буша на первом месте стояли национальные интересы Америки, сознание этого укрепляло его решимость двигаться выбранным курсом, как бы непопулярен он ни был. Барака Обаму же никто не обвинит в готовности к самопожертвованию, он руководствуется сугубо политическими соображениями, и у него под ногами нет твердой моральной опоры.

 

Во время предвыборной кампании Обама успешно воспользовался афганской ситуацией в своих целях. Став президентом, он попытался закрыть на нее глаза (может быть, в детской надежде, что, если ее не замечать, она сама по себе испарится?). Но загнанный внутрь нарыв не рассасывается, а продолжает нагнаиваться, рано или поздно его приходится вскрывать. Дубина, которой кандидат Обама молотил республиканских оппонентов, оказалась бумерангом и угрожает вдребезги разбить его надежды на переизбрание. Как это там в русской народной сказке: налево пойти убиту быть, направо пойти живота лишиться, прямо пойти жизнь потерять.

 

Ноябрь 2009 г.

Оставить отзыв