Виктор Вольский

Йорктаун, Вирджиния

Веб-сайт: volsky.us

 

ЧУДИЩЕ ОБЛО, ОЗОРНО

 

Велика и обширна палата позора, куда поборники мира и прогресса помещают своих врагов. Любой, кто исповедует консервативные взгляды, автоматически становится жупелом, объектом ненависти и презрения со стороны прогрессивной общественности. Но, исключая разве что Ричарда Никсона, никого левые не удостаивают ненависти такого накала, ни на кого не обрушивают такой вулканический заряд неистовой злобы, как на бывшего вице-президента Дика Чейни. Вольтер радовался, когда у него появлялись новые враги: не зря, мол, живу. Если исходить из этого критерия, Дик Чейни живет весьма насыщенной жизнью. Но чем он заслужил такое отношение со стороны либералов, не устающих похваляться своей добротой, великодушием и милосердием?

 

Вопреки мифу о руководящей роли рабочего класса, лежащему в основе марксистской теории, левое движение всегда было практически безраздельной монополией гуманитарной интеллигенции. Главное оружие этого сословия слово, и неудивительно, что левые понаторели в пропаганде. Но не только таланту они обязаны своими успехами в пропагандистской войне. Им в немалой степени помогает то, что они ведут боевые действия исключительно дисциплинированно, свято придерживаясь своих собственных правил игры.

 

Их библия Катехис радикала Сола Алински (кумира леворадикальной интеллигенции, в том числе Барака Обамы и Хиллари Клинтон). К наиболее важным из положений, сформулированных чикагским гуру радикализма, относятся правила № 10 и № 13. Первое из них гласит: Главный тактический принцип состоит в том, чтобы оказывать на противника непрерывное, неослабное давление. А наиболее часто цитируемое правило № 13 предписывает выбрать мишень, выделить ее, персонализировать и поляризировать. Иными словами, выбрать какого-либо представителя оппозиции (неважно кого), сделать его (или ее) лицом врага и всеми силами, ни на миг не ослабляя нажима, очернять его до тех пор, пока в глазах аудитории он не лишится человеческого облика. О том, насколько основательно левые усвоили уроки своего учителя, свидетельствует, например, неслыханно заушательская кампания против Сары Пэйлин, настолько мощная, что даже многие республиканцы не смогли ей сопротивляться.

 

Мало кто может сравниться с Диком Чейни по масштабам заслуг на государственном поприще. Сотрудник аппарата Белого дома в 30 лет, глава администрации президента Форда в 35 лет, конгрессмен-республиканец от Вайоминга с 1978 по 1989 гг., министр обороны в администрации Буша-старшего, вице-президент в администрации Буша-младшего... На протяжении большей части своей долгой карьеры Чейни пользовался сравнительным расположением Большой Прессы, несмотря на то, что он никогда не поступался своими убеждениями, никогда не заигрывал с левыми журналистами в отличие от, скажем, Джона Маккейна. Во всяком случае его особенно не трогали максимум того, на что может рассчитывать стойко консервативный политик.

 

И вдруг все это во мгновенье ока изменилось. Пресса развернулась на 180 градусов и всей своей многопудовой тяжестью обрушилась на Дика Чейни. Буквально в одночасье он превратился во врага номер один, средоточие зла, дьявола во плоти, Князя тьмы. Трудно себе представить, чем заслужил такую сомнительную честь этот немногословный и невозмутимый человек с мягкими манерами, буквально излучающий спокойствие, полная противоположность стереотипному болтуну-политикану, демагогу и шуту, которых пруд пруди в Вашингтоне (яркий образчик такого антипода Дика Чейни нынешний вице-президент Джо Байден). Наверное, произошла какая-то ошибка? Ничего подобного! Чейни был совершенно сознательно и продуманно выбран на роль архиврага сил мира и прогресса своего рода консервативного св. Себастьяна, утыканного либеральными стрелами.

 

После скандальной коды президентских выборов 2000 года, когда кандидат Демократической партии Ал Гор попытался украсть победу у Джорджа Буша, вызвав острейший политический кризис (не изжитый по сей день), левое движение выработало оппозиционную стратегию, в основу которой была положена идея нелегитимности президента-республиканца. Демократы приступили к мобилизации под лозунгом Помни Флориду-2000!. Их цель заключалась в том, чтобы внедрить в общественное сознание представление о Буше как о президенте, отвергнутом избирателями, но назначенном на свой пост Верховным судом. Идиот, слабоумный, полное ничтожество, тупой ковбой из техасского захолустья, косный, малограмотный кретин, который двух слов связать не может такой образ Джорджа Буша принялась старательно лепить левая пропаганда. Ее задачу сильно облегчил сам Буш, сознательно отказавшийся парировать клеветнические нападки решение, которое главный советник президента Карл Роув недавно признал серьезной ошибкой. Оппозиция была в восторге от того, что Буш подставил другую щеку Бей дурака!

 

Но у этой стратегии был серьезный изъян, ибо она входила в противоречие с реальностью. Если президент мало чем отличался от человекоподобной обезьяны (именно так его называли некоторые журналисты, которые ныне призывают не обижать Обаму хотя бы из уважения к его высокой должности), то как объяснить, что его администрация нормально функционирует, принимаются и проводятся в жизнь политические решения, оплачиваются счета? Логический выход отыскать кукловода, который из-за трона направляет марионетку-президента, найти достаточно сильного человека, который якобы держит на своих плечах все правительство, пока его номинальный глава раскачивается на хвосте, жуя бананы.

 

Но кого назначить на роль злого гения республиканской администрации? В теории на нее годился любой из ближайших советников президента, но на практике все было не так просто. Колина Пауэлла, человека безупречной репутации, который, по мнению левых, оказал Джорджу Бушу бесценную услугу, согласившись занять пост госсекретаря в его администрации, нельзя было трогать: черная кожа защищала его надежнее любой брони. Неприкосновенной была и Кондолиза Райс по той же причине, к тому же безобидная и недостаточно влиятельная фигура. Карл Роув просто создан на роль опереточного злодея, но мелковат, его калибр высмаркивать президента, водить его в туалет, чтобы он не заблудился в коридорах Белого дома, да придумывать всякие мелкие пакости (например, направить ураган Катрина на Новый Орлеан, чтобы извести его негритянское население, как торжественно провозгласил Ал Гор). Дональд Рамсфельд великолепный кандидат, словно специально придуманный, чтобы служить жупелом для левых, но все же недостаточно близкий к Белому дому, чтобы можно было поверить, будто он водит президента за ручку и заставляет его кушать овощи. И только один человек идеально подходил на роль архизлодея, придуманную либеральными драматургами, вице-президент Дик Чейни: неоспоримо компетентная, влиятельная и солидная фигура с внушительным послужным списком. Лучшей кандидатуры было не сыскать.

 

И вот вице-президент был назначен на амплуа главного супостата в администрации Буша, и на его голову обрушился огневой вал сокрушительной силы. Вся вина за политику администрации, за все ее просчеты, ошибки и преступления, была возложена на Дика Чейни. Нет, конечно, никто не снимает ответственности с Буша, но он слишком глуп, чтобы понимать, что ему велит делать кукловод Чейни. Не только сам вице-президент, но все и вся, так или иначе связанные с ним или с его именем, были занесены в проскрипционный список и стали мишенью для насмешек и злобных нападок. Например, компания Халибертон, которую он возглавлял и с которой он порвал все связи, принимая предложение Джорджа Буша стать членов его администрации. Эта компания, занимающаяся обслуживанием нефтепромыслов, была превращена в какой-то разбойничий вертеп, в исчадие ада, в средоточие зла, присущего капитализму. Ее именем истовые леваки ныне пугают своих детей, натягивая на них ползунки со священным ликом своего кумира Че Гевары.

 

Ярость левых особенно подстегивалась возмутительным поведением Дика Чейни. Вместо того, чтобы послушаться Карла Роува и вести себя тихо и смирно, покорно снося плевки и пощечины, вице-президент отказался следовать примеру главы своей администрации. Время от времени он наносил ответный удар, всегда точно рассчитанный, всегда четко сформулированный, и каждое его выступление вызывало на левом фланге политического спектра всплеск злобы, смешанной со страхом. После победы Барака Обамы на выборах бывший вице-президент, словно одинокий рыцарь, бесстрашно бросающий вызов всесильному дракону, препоясал чресла и выехал на бой за честь и достоинство администрации Буша. Никого другого не было, сломленные поражением республиканцы, понурив головы, разбрелись по углам и затаились. Верный своему чувству долга, и несмотря на тяжелейшую болезнь (в 2010 году он был на грани смерти, врачи спасли его с помощью протеза митрального клапана, он стоит на очереди на пересадку сердца), Дик Чейни бросил перчатку радикальным силам.

 

И странное дело: чем безжалостнее Чейни разоблачал лживость и бездарность администрации Обамы, чем настоятельнее он предупреждал об угрозах, обступивших Америку, и о катастрофических последствиях нерадивой политики Обамы, тем весомее звучали его слова и тем внимательнее к ним прислушивались. Репутация бывшего вице-президента шаг за шагом шла вверх, его влияние неуклонно росло. И к тому моменту, когда в свет вышли его мемуары В мое время, даже заклятые враги Дика Чейни были вынуждены скрепя сердце признать, что имеют дело с серьезным противником, заслуживающим уважения.

 

Джордж Буш-младший неоднократно говорил, что лишь время отделит пшеницу от плевел, и беспристрастное суждение о его правлении будет вынесено не ранее чем через полстолетия. Никто не знает, какие оценки выставит история ведущим политикам начала 21-го столетия. Но в любом случае одно ясно: если кто-либо и будет выглядеть все лучше и привлекательнее по мере того, как сегодняшние политические страсти будут стихать и все дальше отходить в прошлое, это будет Дик Чейни. Можно не сомневаться в том, что муза истории Клио по достоинству оценит заслуги этого безукоризненно честного и достойного человека, одного из немногих подлинных героев нашего времени.

 

Октябрь 2011 года

Оставить отзыв