Виктор Вольский
Йорктаун, Вирджиния
Веб-сайт:
volsky.us

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

Вместо эпиграфа:

Партия вигов, созданная в начале 1830-х годов в качестве противовеса Демократической партии и ее президенту Эндрю Джексону, воспринималась как символ оппозиции автократии. Но партия просуществовала недолго. Она разбилась о скалы самого острого вопроса той эпохи вопроса о распространении рабства на территории, еще не ставшие штатами. Основная часть электората отшатнулась от вигов и перешла в стан нарождавшейся Республиканской партии. Вместе с избирателями ушли из партии и многие из ее ведущих политических деятелей, включая Авраама Линкольна. К 1856 году виги окончательно ослабли настолько, что решили поддержать на президентских выборах чужого кандидата Милларда Филмора из Американской партии. На этом Партия вигов прекратила свое существование. 

*                *                      *

По мере приближения предстоящих выборов в США, по мере того, как на горизонте все отчетливее вырисовываются контуры сокрушительной, а может быть, даже исторической победы республиканцев, в некоторых консервативных кругах слышны стенания по поводу перспективы грядущего триумфа. Парадоксальным образом перспектива победы внушает ужас некоторым адептам консервативной идеологии, заставляя их мечтать о предпочтительной альтернативе почетном поражении. Мне бы хотелось, чтобы республиканцы одержали на выборах внушительную победу, но не добрали одного голоса до восстановления своего контроля над Палатой представителей Конгресса, мечтательно говорит Ари Флайшер, первый пресс-секретарь в администрации Джорджа Буша-младшего.

Не нужно думать, что Флайшер  превратился в трепетную лань по причине природного пессимизма или слабости нервов. У него есть достаточно веские основания для пораженческих настроений:  он просто не доверяет республиканцам, не верит, что они способны уверенно взять в свои руки бразды правления и выполнить наказ избирателей сорвать полоумные затеи леворадикальной администрации Обамы и остановить неумолимое сползание страны в финансовую пропасть.  Прецеденты из недавнего прошлого подкрепляют этот скептицизм. Достаточно вспомнить, как бездарно вели себя республиканцы на протяжении полутора сроков правления президента Буша-младшего (2001-2007), когда под их контролем находились не только Белый Дом, но также обе палаты Конгресса.  Они с таким упоением сорили деньгами, так увлеченно и так беззастенчиво покупали голоса, что быстро растратили свой политический капитал и лишились доверия избирателей, которые в омерзении указали им на дверь.

Однако горький опыт не единственная причина, почему Флайшер и его единомышленники покрываются холодным потом при одной мысли о возвращении своей партии на капитанский мостик американского государственного корабля. Их властофобия объясняется еще одним фактором глубоко психологического свойства. На протяжении десятков лет блуждания в политической пустыне республиканцы постепенно прониклись пессимизмом и выработали в себе менталитет лузеров. Республиканские лидеры в Конгрессе привыкли пресмыкаться перед своими друзьями по ту сторону политического водораздела, как любит выражаться большой мастер соглашательства сенатор  Маккейн. Они смиренно сидели в людской и благодарно ловили редкие крохи со стола власти, которые презрительно бросали им господа. Со своей стороны, демократы настолько свыклись с властью, что взирали на нее как на свое законное достояние, как на дар Божий в награду за высокие идеалы и благородные намерения (предпочитая не вспоминать  о неизменно катастрофических результатах своего законотворчества).

Республиканцы под давлением среды, где безраздельно господствовала либеральная идеология, разделяли это убеждение демократов, в глубине души признавая их нравственное превосходство. Республиканские законодатели (за редкими исключениями) смирились со своим приниженным положением, мечтая лишь о мирном сосуществовании с демократами в роли едва терпимых младших партнеров. Достаточно было Нью-Йорк таймс грозно нахмуриться в их сторону, достаточно было телеведущему укоризненно погрозить им пальцем, как республиканские лидеры испуганно вздрагивали и начинали униженно каяться в своих реальных или мнимых прегрешениях.

Полагаю, что многие знакомы со знаменитым баскетбольным цирком Гарлемские глобтроттеры. Он не имеет никакого отношения к спорту, но чтобы придать выступлениям баскетбольных виртуозов законный вид и толк, они облечены в форму матчей с другой командой Вашингтонскими генералами, которым отводится роль искупительных жертв, подставок, предназначенных лишь оттенять мастерство гарлемцев. В политической игре республиканцам отводилась роль как раз таких Вашингтонских генералов.  

Демократы, гармонично сочетающие высокие интеллектуальные притязания и нерушимую веру в свою непогрешимость с абсолютной практической бездарностью, периодически заваривали такую крутую кашу, настолько безнадежно завязали в трясине своих эксцессов, что избирателям поневоле приходилось призывать на помощь республиканцев и вручать им бразды правления с наказом разгрести либеральные авгиевы конюшни. Республиканцы подчинялись, но это не придавало им ни уверенности в себе, ни веры в то, что они не хуже своих идеологических оппонентов. В глубине души они были убеждены, что мандат им вручен лишь на время и что, выполнив задание, они должны будут вернуть власть законным хозяевам, а сами, утирая слезы, вновь удалиться в привычную пустыню. И вместо того, чтобы решительно ломать правила игры, они покорно следовали им; вместо того, чтобы смело прокладывать свой собственный путь, они слепо шли по тропе, протоптанной демократами. Вашингтонские остряки язвительно шутят, что если демократы вознамерятся сжечь Капитолий, то оппозиция со стороны республиканцев выразится в требовании сделать это не сразу, а постепенно, в несколько этапов.

Вставая у кормила государственного корабля, республиканцы проникались убеждением, что единственный способ закрепиться у власти заключается в том, чтобы по примеру демократов покупать голоса. Но на их беду игра идет не по правилам: демократы играют с явной форой. Их политическая база нерушима. Главные компоненты демократического электората нацменьшинства, профсоюзы, лица нетрадиционной сексуальной ориентации, феминистки и радикальная интеллигенция прочно обосновались в леворадикальной части политического спектра. Им некуда податься, они при любых обстоятельствах будут стоять стеной за носителей светлых идеалов.

В отличие от демократов, привыкших полностью полагаться на свой электорат, республиканцы никак не могут похвастаться аналогичным преимуществом. Их политическая судьба всецело зависит от воли электората. И если республиканцы не оправдывают его ожиданий, расплата не заставляет себя ждать. Оказавшись перед выбором между демократами и их подражателями справа, избиратели всегда отдадут предпочтение оригиналу, а не его бледной тени. Призвав республиканцев к власти и с растущим раздражением понаблюдав, как те пытаются подражать своим идеологическим оппонентам, разгневанный народ выбрасывает псевдоконсерваторов и возвращает к власти либералов, подобно Бурбонам ничего не забывших и ничему не научившихся.

Этого-то и опасаются Ари Флайшер и его единомышленники. Они убеждены, что возвращение республиканцев к власти в Конгрессе не сулит их партии ничего хорошего. Подготовка к президентским выборам 2012 года начнется на следующий день после выборов 2 ноября, и республиканские скептики уверены, что Барак Обама наверняка попытается разыграть гамбит, который принес успех двум его предшественникам-демократам Гарри Трумэну и Биллу Клинтону.

Перед перспективой неминуемого разгрома на президентских выборах 1948 года Трумэн прибег к ловкому демагогическому приему: он начал без разбора накладывать вето на все законопроекты, одобряемые  Конгрессом, в то же самое время без устали обличая бездельный Конгресс.  Уловка удалась, Трумэн одержал победу в соревновании, в котором его шансы поначалу приравнивались к нулю. Точно так же и Биллу Клинтону при мощной поддержке СМИ удалось налепить ярлык обструкционистов на республиканцев в Конгрессе и на волне этой пропаганды победить на выборах 1996 года.

Памятуя о подобных прецедентах и не сомневаясь в том, что Обама непременно будет при горячей поддержке прессы неустанно провоцировать республиканский Конгресс, скептики ратуют за тактику, которую можно назвать пассивной обороной.  Стратеги робкого крыла Республиканской партии рассуждают так: если республиканцам повезет и они чуть не доберут до большинства в Палате представителей, одновременно существенно укрепив свои позиции в Сенате, они смогут полностью и безнаказанно блокировать все инициативы Обамы. Оппозиции нужно просто твердить нет на любые предложения администрации, предоставив Обаме и его союзникам поливать ее грязью. Так многоопытный боксер уходит в глухую защиту, предоставляя противнику осыпать его градом бесполезных ударов. Тем самым он экономит силы, в то время как противник попусту тратит энергию. Поскольку все рычаги власти останутся в руках демократов, они не смогут избежать ответственности за то, что страна буксует на месте. И к 2012 году демократы будут настолько изнурены двухлетней бесплодной политической войной, настолько подавлены перспективой скорой расплаты за свои прегрешения, что их можно будет брать голыми руками. Так, во всяком случае, полагают некоторые республиканцы. Но вот вопрос: насколько реалистична такая стратегия?

Во-первых, беспристрастная пресса, как именует себя либеральная пропагандистская машина, безжалостно обрушит потоки грязи на силы тьмы, обвиняя республиканцев во всех смертных грехах и в особенности в стремлении сорвать попытки президента Обамы вытащить машину американской экономики из кювета, куда ее загнала администрация его предшественника (пользуясь излюбленной метафорой Обамы). А перед могуществом прессы трепещут все политики и не напрасно. Хотя монополия СМИ на информацию прорвана благодаря телеканалу FoxNews, интернету и блогосфере, пресса по-прежнему пользуется огромным влиянием. Как когда-то справедливо заметил один левый журналист, ее поддержка дает демократам до 15 лишних процентов голосов. Сейчас, думается, меньше, и тем не менее союз со СМИ обеспечивает демократам огромные преимущества.

Но есть еще одна, куда более важная причина, почему стратегия пассивной обороны обречена на провал. Республиканцы будут призваны выправить государственный корабль, опасно накренившийся на левый борт, и дать решительный отпор леворадикальным силам. Если американский народ доверит власть республиканцам, то только для того, чтобы они  отменили обамовскую реформу системы здравоохранения, похоронили все остальные амбициозные планы президента-социалиста, по его собственным словам, мечтающего о перераспределении богатства (Достоянием надо делиться!), и положили конец безудержному транжирству демократов, ведущих Америку к банкротству. И сверх этого чтобы республиканцы предложили свой собственный смелый план восстановления политического, финансового и социального здравомыслия. Словом, избиратели будут ждать доказательств того, что они не ошиблись, голосуя ЗА республиканцев, а не просто выместили свое негодование на демократах, голосуя ПРОТИВ них. 

В том-то и состоит разница между демократическим и республиканским электоратом. Союзники демократов при любых условиях автоматически голосуют за своих. Республиканцы же могут рассчитывать на поддержку своего электората только в том случае, если выполняют его наказ. Этим объясняется парадоксальный на первый взгляд факт, что демократы, в том числе и крайне левого толка, регулярно побеждают на выборах в консервативной стране (по данным последних опросов, 42% населения исповедуют консервативные принципы, и еще порядка 20-25% разделяют умеренно правоцентристское мировоззрение, в то время как либералами называют себя не более 20%).

Что бы ни случилось, демократический электорат никогда не дает в обиду своих политических представителей, им практически все сходит с рук. А вот республиканским политикам не прощается ни малейшего прегрешения. Оступился на мгновение и прощай политическая карьера! Ныне покойный конгрессмен-демократ Гэри Стадс, уличенный в гомосексуальных связях с несовершеннолетними стажерами, под гром аплодисментов своих коллег-однопартийцев произнес гневную речь на ту тему, что ему, мол, плевать на условности, и на ближайших выборах был уверенно избран на очередной срок. Либеральная пресса прославляла его как героя при том, что растление малолетних трактуется как тяжкое преступление.

А вот республиканский коллега Стадса  Марк Фолли, чья вина состояла в том, что он писал игривые электронные письма юным (но достигшим совершеннолетия!) стажерам, был распят прессой как аморальное чудовище и символ нравственного падения всей Республиканской партии. Или еще проще: оклеветать сенатора-республиканца от  Аляски Теда Стивенса, возбудить против него следствие по липовым обвинениям и предоставить возмущенным избирателям расправиться со старейшим сенатором. А потом, спустя некоторое время, скороговоркой обмолвиться, что дело закрывается за отсутствием состава преступления. Так и оказалось, что один  из самых консервативных штатов ныне представляет в Сенате леворадикальный демократ.

Если вместо того, чтобы до основания снести социалистическое здание, лихорадочно возводимое обамовской командой, республиканцы ограничатся укоризненным покачиванием головы и неуверенными жестами, предназначенными лишь затормозить радикальную машину, которая паровым катком катится по американской системе, им придется дорого заплатить за свою робость. Либеральные силы замыслили подлинную революцию, и американский народ требует от республиканцев совершить подлинную контрреволюцию не более и не менее.

Любому любителю спорта известно страшное понятие пораженческой культуры. Сплошь и рядом случается, что, откатившись в самый низ турнирной таблицы, команда свыкается с поражениями и теряет волю к победе. Все, чего она хочет это сохранить немного респектабельности, лишь бы избежать сокрушительного разгрома: ее вполне устраивает поражение с небольшим разрывом, которое она рассматривает как моральную победу. Единожды сформировавшись, такой менталитет ведет к хроническому психологическому недугу. Бесполезно пытаться его излечить при старом руководстве и игровом составе команды, от которых как раз и исходит наиболее густой смрад гниения. Обычно в таких случаях требуется поменять весь костяк команды и привести новый состав тренеров и игроков, не зараженных недугом. Иными словами, нужна радикальная хирургия.

Не приходится сомневаться в том, что мандат, который американские избиратели, похоже, готовятся вручить республиканцам, носит временный характер и обусловлен определенными требованиями. Фактически это последний шанс Республиканской партии. Но сможет ли она справиться с возложенной на нее задачей, если во главе ее будут стоять все те же старые лидеры, приученные играть вторую скрипку, привыкшие к покорности и послушанию?

Даже если допустить, что республиканские лидеры осознали свои ошибки и преисполнились решимости впредь вести себя по-другому (что само по себе весьма сомнительно), хватит ли у них жизненных сил и психологической стойкости переделать себя? Смогут ли они, словно сказочный царевич, удариться оземь и вскочить добрым молодцем? Боюсь, что надеяться на это не приходится слишком сильны складывавшиеся десятилетиями привычки. Более того,  старые лидеры настолько примелькались, настолько прочно ассоциируются с соглашательством и политической импотенцией, что когда они начнут уверять, будто все осознали и вступили на путь исправления, кто им поверит? Республиканской партии нужна свежая кровь, новые лидеры, символизирующие разрыв с прошлым. Без них республиканцам не выдержать испытания.

Но если Республиканская партия умудрится вырвать поражение из пасти победы, ее ждет скорая расплата. Избиратели бесцеремонно вышвырнут республиканцев из институтов власти и на сей раз, думается, навечно. Партия вряд ли сможет оправиться от потрясения.  Подобно сказочной чудо-птице Феникс, она совершит самосожжение, и из ее пепла восстанет новая партия, ядро которой, вероятно, составит фракция Партии чаепития, чье появление в Конгрессе можно с уверенностью предсказать как один из главных результатов предстоящих выборов. А Республиканская партия, лишившаяся всех жизненных соков, немощная, дискредитированная, будет выброшена на свалку истории и упокоится там рядом с Партией вигов.

Сентябрь 2010 г.

Оставить отзыв