Виктор Вольский

Йорктаун, Вирджиния

Веб-сайт: volsky.us

 

ПРОВАЛ ИЛИ УСПЕХ?

 

К концу года принято подводить его итоги и, конечно, в первую очередь оценивать послужной список президента. Поэтому никого не удивило, что знаменитая телеведущая Опра Уинфри не преминула спросить Обаму, удостоившего ее программу своим посещением, какой оценки, по его мнению, заслуживает первый год его правления. С ее стороны вопрос вполне естественный. А вот ответ президента удивил: он уверенно провозгласил, что выставляет себе твердую четверку с плюсом. И добавил, что если ему удастся провести реформу системы здравоохранения, он поднимет оценку до пяти с минусом.

 

Оставим в стороне тот факт, что элементарные правила приличия не позволяют публично поздравлять себя с успехом. Если ты президент, то подобные оценки принято оставлять на суд потомков или истории. Однако Обаме закон не писан, никто не обвинит его в избытке скромности или в недостатке самоуверенности. Ведь он без малейших колебаний принял пацифистскую взятку в виде Нобелевской премии мира, которую он абсолютно ничем не заслужил и на которую он был выдвинут, по всей вероятности, еще до того, как вступил в должность президента США.

 

В консервативных кругах безмерная самоуверенность президента вызвала оторопь. Как он мог поставить себе чуть ли не высшую оценку за деятельность, которую по всем показателям нельзя оценить иначе как катастрофический провал? Может, у него крыша поехала? Ничего подобного, Барак Обама вполне здоров. Он просто по-другому смотрит на вещи. Его правление действительно выглядит неприглядно, но только в том случае, если верить, что он искренне стремится выполнить президентскую клятву поддерживать и защищать Конституцию Соединенных Штатов.

 

Но разве есть у кого-либо основания считать, что именно такова отправная точка мировоззрения президента? Обама пожизненный радикал крайне левого толка, его идеология заставляет видеть мир сквозь революционную призму, т.е. совершенно не так, как он представляется рядовому обывателю, из Белого Дома действительность выглядит совсем не так, как с Мэйн-Стрит. Идеологически обусловленная система отсчета позволяет Обаме с полным основанием считать, что он на самом деле заслуживает высокой оценки за первый год своего правления.

 

Попробуем оценить его деяния под углом зрения носителя левой идеологии:

 

Обама сорит деньгами направо и налево, он наделал триллионные долги и безмерно увеличил долговое бремя грядущих поколений. С точки зрения здравого смысла это безрассудное транжирство. Однако следует иметь в виду, что левые эксперты в окружении президента сплошь теоретики из академического мира, не обладающие практическим опытом. Деньги для них абстрактное понятие, которым они оперируют, не очень хорошо представляя себе, какие реальные последствия будут иметь их манипуляции.

 

Кейнсианская модель выхода из экономического кризиса (безудержные государственные расходы в целях стимулирования производства) давно дискредитирована, но в левой части политического спектра она по-прежнему чтится как Священное Писание. В любом случае с точки зрения либералов есть вещи поважнее, чем покрытое мраком неизвестности будущее экономики. В кои-то веки Демократическая партия сосредоточила в своих руках все основные рычаги власти! Бог знает, когда еще раз случится такое счастливое стечение обстоятельств, куй железо, пока горячо!

 

И демократы очертя голову ринулись вознаграждать себя за длительное вынужденное воздержание, расхватывая деньги на проекты, которые десятками лет собирали пыль в дальнем ящике, дожидаясь своего часа. Ассигнования на стимулирование экономики в сумме 787 миллиардов долларов в самой малой степени предназначались на гласно объявленные цели. На самом деле эта была рождественская елка, которую демократы увешали подарками самим себе и своим союзникам. В конце концов, зачем еще нужна власть, как для того, чтобы вознаграждать друзей и покупать голоса на предстоящих выборах?!

 

В обстановке исключительно высокой безработицы Обама абсолютно ничего не сделал, чтобы помочь бизнесу единственному надежному генератору рабочих мест. В то же самое время он захватил контроль над несколькими отраслями американской экономики. Для левых капитализм главный враг, уничтожить его священная обязанность правильно мыслящих сил общества. Необходимо отнять у жадных плутократов их имущество и перераспределить его в пользу законных владельцев бедных. Сам Ленин с его непререкаемым авторитетом в радикальных кругах отлил эту мысль в бронзу популярного лозунга Грабь награбленное!.

 

Все радикалы ненавидят частную собственность (исключая свою, разумеется) и видят в государстве высшее благо. С их точки зрения повальная национализация единственное разумное решение всех проблем, единственный верный путь к общественному счастью. Увы, темные народные массы по-прежнему находятся в плену замшелых консервативных представлений, в силу чего прорыв к социализму одним гигантским революционным скачком пока невозможен. Что ж, придется идти к намеченной цели постепенно, преодолевая одно препятствие за другим, и Обама заслуживает всяческих похвал за свои усилия, пусть пока и увенчавшиеся лишь частичным успехом.

 

Американская автомобилестроительная промышленность из года в год шаталась и, наконец, рухнула на колени под тяжестью сидящих у нее на шее профсоюзов. И что же делает Обама ради спасения индустрии, некогда олицетворявшей экономическую мощь Америки? Он национализирует две из трех компаний Дженерал Моторс и Крайслер, которым его министр финансов Тимоти Гайтнер за несколько месяцев до того щедрой рукой выдал многомиллиардные субсидии (Форд дальновидно отбился от демьяновой ухи и благодаря этому смог избежать цепких объятий государства).

 

Но что делать с профсоюзами, этими верными друзьями и соратниками левого движения? Ведь они трудились не за страх, а за совесть, подпирая Обаму во время предвыборной кампании, и заслуживают вознаграждения. И вот благодарный президент отваливает профсоюзу автомобилестроителей жирный кусок крупный пакет акций конфискованных компаний, которые и разорились-то в первую очередь из-за непомерных требований руководителей коллективного организатора трудящихся. Если государству с профсоюзами удастся поставить на ноги банкротов, это будет первый случай такого рода в экономической истории человечества.

 

Президент пытается перевести энергетический сектор Америки на зеленые рельсы, заведомо зная, что это грозит стране полной катастрофой и резким понижением уровня жизни (во время предвыборной кампании он откровенно признал, что, если ему удастся реализовать свой замысел, тарифы на электроэнергию резко возрастут). Но это неважно, ибо энергетическая политика Обамы составляет самое сердце прогрессивного дела.

 

После краха коммунизма осиротевшие левые недолго горевали. Поиски замены дискредитированной идеологии начались практически немедленно и быстро увенчались успехом. Суррогатом марксизма стала зеленая идея, и всемирное левое движение обратило всю свою недюжинную энергию на осуществление нового гигантского проекта: запугать мир жупелом глобального потепления и прорваться к власти на плечах охваченного паникой общественного мнения. Проталкивая свой законопроект о снижении выбросов углекислого газа, Обама вносит свою лепту в это грандиозное начинание, и поэтому в глазах левых (а также и в своих собственных глазах) заслуживает всяческих похвал.

 

То же самое относится и к стержню его политической программы реформе системы здравоохранения, предназначенной поставить под контроль государства шестую часть американской экономики. Суровая реальность не позволила Обаме одним махом реализовать все свои цели, он вынужден мириться с гораздо более скромным законопроектом, но левые готовы ему это простить. Даже частичная победа будет расценена ими как историческое достижение, которое они в этом уверены со временем можно будет довести до нужной кондиции, постепенно двигая закон в нужную сторону с помощью поправок. Не мытьем, так катаньем!

 

Обама три месяца тянул с ответом на требование подкреплений, поступившее от командующего войсками антитеррористической коалиции в Афганистане генерала Стэнли Маккристала. Зато он не медлил ни секунды, когда в Бостоне произошел инцидент с расовым подтекстом, объявив на всю страну, что полиция вела себя глупо (заметьте, не одиночный полицейский, столкнувшийся с гарвардским чернокожим профессором Гейтсом , а вся полиция), да еще при этом выставил себя на всеобщее посмещище, тут же признав, что, вообще-то говоря, он не знаком с обстоятельствами дела.

 

Президент повел себя не как национальный лидер, а как профессиональный демагог вроде Эла Шарптона или Джесси Джексона, спекулирующий на чувстве расовой вины белого общества перед негритянским меньшинством. Следует полагать, что в Обаме взыграли воспоминания славной молодости, когда он в ипостаси низового агитатора поднимал на классовую борьбу чернь на улицах Чикаго. Однако при всей своей очевидной глупости его реакция, ошеломившая белую Америку, имела позитивный резонанс в левой части политического спектра, где черный цвет кожи автоматически воспринимается как универсальное свидетельство абсолютной праведности.

 

Распоряжение Обамы судить главного архитектора терактов 11 сентября 2001 года Халида Шейха Мухаммеда гражданским судом не поддается разумному объяснению но только с точки зрения тех, кого волнует проблема национальной безопасности. Зато президент стал благодаря этому героем дня среди завсегдатаев леворадикальных салонов, где его решение было совершенно справедливо истолковано как прозрачная попытка посадить на скамью подсудимых Джорджа Буша. Либералы по-прежнему исходят ненавистью к предшественнику Обамы в Белом Доме, первобытная ярость и жажда мести для них перевешивает все иные соображения.

 

На мировой арене Барак Обама тоже не снискал себе лавров. Он красуется, как павлин, без остановки произносит речи (вернее, одну и ту же речь с небольшими вариациями) и неутомимо замаливает всевозможные прегрешения Америки, пытаясь умилостивить тиранов всех мастей и заручиться расположением мусульманского мира. Неудивительно, что итоги его внешней политики столь плачевны. Он громогласно обещал изменить тональность американской дипломатии и сдержал свое слово. Но только результат получился далеко не тот, на который он рассчитывал.

 

Обама попусту растранжирил политический капитал, унаследованный им при вступлении на пост главы величайшего государства на свете. Он утратил всеобщее уважение и превратился в объект насмешек. Куда дальше ехать, если над ним открыто издевается всякая погань вроде Ахмадинеджада и Уго Чавеса? Но дипломатические усилия президента представляются провальными и контрпродуктивными только его оппонентам справа. А с точки зрения прогрессивной общественности валяться в ногах у деспотов из Третьего мира это именно то, что полагается делать западным лидерам.

 

Либералы убеждены, что американский империализм повинен во всех мировых бедах, а развивающиеся страны всего лишь его невинные жертвы. И если они наносят удары Западу, то только в порядке самообороны, в виде совершенно оправданной реакции на злодеяния Америки. Поэтому неуместно говорить о терроризме, масштабы которого к тому же были сверх всякой меры раздуты в своих низменных целях этим злодеем Бушем, и Обама совершенно справедливо вывел из употребления это негожее слово, оскорбительное для чести и достоинства униженных и оскорбленных, заменив его более нейтральным термином антропогенное бедствие (man-made disaster).

 

К тому же левые свято верят, что нет такой проблемы в мире, которую нельзя было бы решить путем переговоров. Обама отчаянно пытается заманить врагов Америки на переговоры в святой уверенности, что уж ему-то, с его обаянием и риторическим мастерством, удастся очаровать всех антагонистов и мгновенно превратить их из заклятых врагов в верных друзей. Но его убежденность во всесилии своего красноречия и готовность идти на любые уступки ради личных встреч только врагам представляются по-детски наивными и смехотворными. Левые же убеждены, что президент ведет себя совершенно правильно и логично такова их вера в моральное превосходство Третьего мира и в могучую силу слова (что, впрочем, понятно, ибо болтовня это все, на что они способны).

 

Таким образом, для либералов Обама почти безгрешен почти, потому что кое в чем он все- таки не оправдал надежд своих идеологических соратников. Например, он оставил в силе немало мер предыдущей администрации, при Буше приводивших в исступление прогрессистов (например, rendition практику содержания террористов в заключении в союзных странах); он обещал закрыть тюрьму для террористов в Гуантанамо, но не сделал этого; он не вывел американские войска из Ирака и расширил войну в Афганистане. Но все эти ошибки можно понять и простить, они были навязаны Обаме безжалостной реальностью, и потому либералы неохотно примирились с вынужденными уступками президента.

 

Подведем итоги.

 

С одной стороны, по мнению прогрессивной общественности, Барак Обама мог бы, конечно, добиться большего, но он старался, как мог, и с некоторыми оговорками заслуживает щедрой оценки, которую он сам выставил себе. С другой стороны, если взглянуть на деятельность президента под консервативным углом зрения, первый год его президентства нельзя оценить иначе как полную катастрофу. Так что же это, в концов концов, успех или провал? Все зависит от ракурса, непредвзятых оценок не бывает. Уж пусть лучше Обаму судит история.

 

Хотя, впрочем, если подумать, на историю тоже трудно положиться: она тоже под подозрением. Историю, как правило, пишут победители, да к тому же исторические труды всегда носят отпечаток мировоззрения автора (досточно сравнить русскую историю в изложении, скажем, Иловайского и Костомарова вроде бы предмет рассмотрения один и тот же, а впечатление такое, будто речь идет о двух совершенно разных странах).

 

Или того хуже правда воспринимается как вранье. Вот пример из не столь отдаленного далекого прошлого. К концу жизни Сталина его ненависть к лидеру Югославии Иосипу Броз Тито перешла все пределы. Подумать только, этот наглый щенок, даром что коммунист, возомнил о себе и не желает безоговорочно подчиняться приказам старших товарищей. И вот в 1952 году в Воениздате вышел роман Ореста Мальцева Югославская трагедия злобный пасквиль на Тито и его соратников.

 

Автор романа повел наступление на героев своей книги на двух направлениях. Наряду с традиционной словесной живописью (В землянку, косолапо ступая, грузно ввалился Ранкович. На его бескровных губах змеилась лисья ухмылка...) Мальцев уснастил свое произведение множеством весьма нелицеприятных подробностей из жизни членов югославского руководства. Сведущие люди говорили, что для работы над книгой автору был предоставлен доступ к архивам советской разведки, где содержались груды компромата на Тито и его соратников. Иными словами, наиболее порочащие эпизоды книги полностью соответствовали действительности.

 

Но вот что интересно: советские люди настолько привыкли машинально пропускать мимо ушей пропаганду, что не стали отделять реальность от вымысла и восприняли подлинные факты как поклепы, даже более невероятные, чем могло придумать самое грязное воображение. В итоге Югославская трагедия не сработала, ничего не добавив к образу кровавого пса империализма Тито, как его величала советская печать. Правда без следа канула в море лжи.

 

Мораль: даже на историю надежды мало. Остается только одно оценивать деяния Барака Обамы, руководствуясь неоспоримыми фактами, элементарным здравым смыслом и собственным чутьем. Если рассматривать деятельность Обамы под таким углом зрения, мне представляется, что экзамена он не выдержал и за первый год своего правления заслуживает не четверку с плюсом, а жирную двойку.

 

Январь 2010 г.

Оставить отзыв