Виктор Вольский
Йорктаун, Вирджиния
Веб-сайт: volsky.us

БАРАК В ПОХОД СОБРАЛСЯ

Свершилось! После трех месяцев бесконечных раздумий и колебаний, стратегических сливов в печать, беспрестанных прозрачных намеков, что во всем виноват Джордж Буш, и девяти совещаний со своими советниками наш президент наконец-то поднатужился, ахнул, крякнул и выдал на-гора решение по Афганистану. Плоды своих раздумий он обнародовал в публичной речи, что вполне естественно и привычно, когда речь идет о вопросах национального звучания. Но не из Овального кабинета Белого Дома, как принято в таких случаях, а из актового зала военного училища Вест-Пойнт, которое готовит младших офицеров для сухопутных сил страны.

Все, что делает Барак Обама, всегда подчинено сугубо политическим соображениям. Вот и на сей раз он направил свои стопы в старейшее военное училище страны, несомненно, чтобы продемонстрировать нерушимое единство своей администрации и армии, и художественно оформил свое выступление, окутав его патриотически-героическим флером: верховный главнокомандующий витийствует перед стройными рядами будущих офицеров в парадных серых мундирах. О том, что при общении президента с защитниками родины декоративной составляющей отводится не последняя роль, красноречиво свидетельствует замечание, которое Обама обронил (якобы в шутку) при недавнем посещении базы морской пехоты Кемп-Леджун в Северной Каролине: Вы, ребята, образуете отличный задник для фотоопа.

Главное содержание его речи не явилось сюрпризом: он объявил, что направляет в Афганистан дополнительный воинский контингент в составе 30 000 человек. У Обамы не было выбора: он волей-неволей должен был пойти навстречу командующему вооруженными силами коалиции в Афганистане генералу Стэнли Маккристалу, им же самим и назначенному. Вся его предвыборная кампания была построена на обещании перенести акцент в военной политике США с Ирака на Афганистан, на необходимую войну. Он неустанно твердил, что в Афганистане поставлены на карту интересы национальной безопасности Соединенных Штатов. Отказать Маккристалу в подкреплениях и, стало быть, занять откровенно пораженческую позицию означало бы для президента политическую катастрофу он предстал бы перед электоратом как саморазоблачившийся лжец и оппортунист, который принес интересы страны в жертву своей идеологии.

С другой стороны, ему приходилось думать о том, как обезопасить себя слева. Аксиома политтехнологии гласит, что президент ни в коем случае не должен ссориться со своим опорным электоратом. В случае Обамы это крайне левые. Их немного (в опросах лишь 20% американских избирателей именуют себя либералами), но их голос звучит непропорционально громко, они доминируют среди демократов в обеих палатах Конгресса, в партийном аппарате и в главных категориях прогрессивных попутчиков: лимузинных либералов (супербогачей, играющих в революцию), голливудского гламурного истэблишмента, профсоюзного руководства, журналистской знати и университетской профессуры.

Среди крайне левых нарастает антиобамовское брожение. Они не принимали всерьез предвыборных обещаний своего кумира, не желая понимать, что, если он станет президентом, ему поневоле придется считаться с настроениями умеренных избирателей, которые пока увы! остаются в большинстве. То, что Обама не стал выводить войска из Ирака, не закрыл тюрьму в Гуантанамо и оставил в силе ряд начинаний своего предшественника, наиболее возмутительных с точки зрения левых, было воспринято ими как измена. Поэтому президенту нужно было каким-то образом успокоить своих самых ярых сторонников, чтобы те упаси Боже! не разлюбили его или, хуже того, не попытались ему мстить, выставив против него своего кандидата в следующем предвыборном цикле.

У него перед глазами свежий пример сенатора от Коннектикута Джо Либермана демократа, изгнанного из своей партии. Когда кандидат в вице-президенты на выборах 2000 года пошел наперекор либеральному общественному мнению и решительно поддержал президента Буша в вопросе об иракской войне, ему нашли крайне левого соперника на первичных выборах в Сенат в 2006 году, и тот победил Либермана, опираясь на организационную и финансовую мощь левого крыла Демократической партии. Наш Джо, как еще недавно любовно звали сенатора коннектикутские либералы, оказался на краю политической могилы, и если бы не помощь республиканцев, дружно проголосовавших против своего кандидата за Либермана, баллотировавшегося как независимый, его политической карьере пришел бы конец.

Обама, всю свою недолгую политическую жизнь старательно избегавший резких телодвижений, нашел выход, вполне соответствующий его природным наклонностям: потрафить и нашим и вашим. Он направит в Афганистан дополнительные войска, пусть на 25% меньше, чем просил Маккристал, но все же что-то (пусть правые порадуются), однако с тем, чтобы приступить к их выводу начиная с июля 2011 года (кость левым). Учитывая, что переброска в Афганистан нескольких десятков тысяч военнослужащих с боевой техникой и снаряжением потребует многих месяцев, не успеют все войска прибыть на место передислокации, как их тут же начнут выводить. То есть выходит, что их посылают в Афганистан с главной целью вывести оттуда. Чистая шизофрения!

Такая двойная игра нелегко далась Обаме. Невооруженным глазом было видно, как неловко он чувствует себя на трибуне, с какой неохотой идет на уступки политической реальности. Он отбарабанил свою речь, как робот, без единого проблеска эмоции, словно давая понять, что говорит через силу и произносит чуждые самому себе мысли. Его речь была примечательна еще в одном отношении: напрасно было искать в ней слово победа, а террористов президент упорно именовал экстремистами (разница существенная: экстремизм политически нейтральный термин, характеризующий лишь методы, в то время как терроризм подразумевает идеологические цели). И конечно, ставшая уже привычной мегаломания Барака Обамы (в тридцатипятиминутной речи личное местоимение я прозвучало 37 раз).

Объявив точную дату начала вывода войск из Афганистана, президент фактически свел к нулю эффект от своего решения. Заранее сообщать противнику, когда ты намерен уйти с поля боя, равносильно признанию своего поражения, особенно если ты оглашаешь дату капитуляции. Представьте себе боксерский матч, в котором один из бойцов уведомляет соперника, что в середине такого-то раунда он опустит руки и перестанет защищаться. Как вы думаете, кто победит в таком бою?

Недаром даже самые верные сторонники Обамы были откровенно обескуражены его речью. Это чистой воды сумасшествие, буквально заикался от негодования старейший обозреватель CBS Боб Шифер. А прожженный политический делец Дэвид Герген, на котором клейма негде ставить, настолько растерялся, что в своем комментарии на канале CNN понес чистую ахинею, жалко блея, что, дескать, вы не думайте, что президент так прост, он очень даже умный, просто он не хочет показывать свои карты, а если бы он их открыл то ого-го!

Такова реакция друзей и единомышленников Обамы. Что же говорить о его врагах!

Но если отвлечься от оценки решения президента в аспекте геополитической реальности и национальных интересов и взглянуть на него через призму внутренней политики, оно выглядит достаточно рациональным. Вывод войск начнется аккурат к началу президентской предвыборной кампании: левые будут в восторге, что наконец-то их требование выполняется, и простят президенту полуторагодовалую проволочку как вынужденную дань суровой политической реальности.

Не будет особых причин для недовольства и у правой оппозиции, потому что процесс свертывания войны можно затянуть до исхода выборов, произвольно манипулируя тактическими решениями и графиком вывода войск таким образом, чтобы свести до минимума их потери главный фактор подпитки антивоенных настроений. И если повезет, может быть, удастся провести обе категории этих олухов... эээ... избирателей и добиться переизбрания. А там трава не расти!

Итак, президент Обама принял половинчатое решение, подчиненное лишь соображениям его личной политической выгоды и фактически означающее признание поражения в Афганистане. Отныне все, что нужно для успеха талибам и их союзникам-шахидам, это спокойно ждать полтора года, периодически напоминая племенным вождям, что американцы вот-вот уйдут, и что они тогда будут делать? Нужно быть полным идиотом, чтобы в такой ситуации склониться на сторону иностранной державы, которая считает дни, когда можно будет унести ноги, бросив своих местных союзников на съедение их свирепым соотечественникам, от которых пощады ждать не приходится. Американские либералы однажды уже предали таким образом народы Индокитая: наивно думать, что Обама, плоть от плоти леворадикального движения, задумается хотя бы на минуту, прежде чем повторить вьетнамский успех своих предтеч.

Можно себе представить ужас, охвативший афганских правителей и, что еще важнее, пакистанских руководителей, которые наконец-то, впервые за много лет, повели активную военную кампанию в Вазиристане. Обама смешал им все карты и подтолкнул к сделке с талибами. Его решение повергло в шок и другие государства, привыкшие полагаться на защиту Америки. Можно ли ей доверять? Не пора ли, пока не поздно, идти на поклон к врагам и попытаться вырвать у них какие-то уступки? Случайно ли министр иностранных дел Кувейта вдруг впервые за последние 30 лет отправился с визитом в Иран?

Но даже если в приступе наивности, вопреки всем свидетельствам о противном, допустить, что президент серьезно настроен на победу, эта вера рассеется без следа, стоит только ознакомиться с порядком ведения боевых действий правилами, которым по приказу верховного главнокомандующего обязаны повиноваться американские военнослужащие в Афганистане. Мало направить войска в страну, нужно еще дать им необходимую свободу действий. Между тем даже поверхностное ознакомление с этим регламентом неизбежно ведет к заключению, что перед войсками поставлены какие угодно задачи, кроме одной одержать победу над противником (о которой, повторяю, в президентской речи не было ни слова).

Вот неполный список этих правил:

- запрещается проводить ночные и неожиданные рейды и обыски. Жители должны заранее предупреждаться о рейдах и обысках, при этом американские войска должны в таких случаях сопровождаться подразделениями афганской национальной армии или полиции (это требование известно среди военнослужащих как карзаево правило);

- стрелять по противнику разрешается только в тех случаях, когда ясно, что он готовится открыть огонь;

- запрещается вступать в бой с противником, если при сем присутствуют гражданские лица;

- можно открывать огонь по повстанцу, застигнутому в процессе установки мины, но если тот уже успел заложить взрывное устройство и удаляется, стрелять по нему нельзя.

Авторы документа о порядке ведения боевых действий в Афганистане руководствовались соображениями, которые, по всей вероятности, от души разделяют их единомышленники в либеральных кругах. Например, что нехорошо совершать рейд ночью, нарушая сон хозяев; что являться с обыском без предупреждения неприлично и может поставить хозяев в неловкое положение (что, если они не успеют вовремя выпроводить или понадежнее спрятать вооруженных гостей из числа повстанцев?); нельзя, конечно, открывать огонь по талибу до тех пор, пока он сам не наведет на тебя оружие (мало ли зачем оно ему понадобилось может, он хочет просто покрасоваться перед своей девушкой?).

Логичен и запрет на ведение боевых действий в присутствии гражданских лиц: как можно травмировать их хрупкую психику (интересно, рассчитывают ли авторы правил на взаимность со стороны талибов и верят ли они в ответную учтивость со стороны воинов Аллаха)? Ну и конечно, ни в коем случае нельзя стрелять в спину врагу, правила вежливости это запрещают, не то он Бог знает, что может о нас подумать. Вот оно самое главное: какое мнение сложится о нас в мире, среди наших друзей в просвещенной Европе? Что станет говорить княгиня Марья Алексевна?

Все эти правила позаимствованы из наставлений по проведению миротворческих операций. Их авторы, надо полагать, убеждены, что Афганистан это та же Босния, и стоит только американским войскам продемонстрировать свою сдержанность и хорошие манеры, как талибы устыдятся, прольют слезы умиления, от всей души пожмут протянутую им руку, и в истерзанной войной стране воцарится мир и благолепие.

К чему приводит такой порядок ведения боевых действий, достаточно откровенно рассказывается в закрытом докладе министерства обороны Великобритании с анализом действий британских войск в Ираке против Армии Махди Муктады ас-Садра. Боевики быстро смекнули, что к чему, и не замедлили воспользоваться преимуществами ситуации, в которой у их противника были связаны руки. Во многих случаях британские патрули, следуя по улице, видели на крышах домов садристов, у ног которых были сложены заряды для гранатометов и автоматы, но поскольку они не наводили оружие на патруль, стрелять по ним было нельзя. А как только патруль проходил, садристы спокойно открывали огонь ему в спину, говорится в докладе.

В документе, слитом в газету Telegraph, описывается, например, как в мае 2004 года около сотни повстанцев атаковали британское подразделение. Атака была отбита, но двое солдат были тяжело ранены. Однако четырем десяткам нападавших было позволено спокойно уйти с оружием после того, как они опустили свои автоматы дулами вниз. Спустя некоторое время эта же группа вновь атаковала британцев, которые потеряли еще двух солдат убитыми.

Невзирая на то, что такая тактика была сопряжена со значительными потерями, Лондон категорически отказался ее менять. А военнослужащие иракской армии презрительно отзывались о британских солдатах как о трусах и бабах, хотя те ничем не заслужили такое оскорбление, ибо всего лишь выполняли приказ. Неудивительно, что в Басре британскому командованию пришлось срочно отводить свои войска на базу и звать на помощь американцев, которые быстро навели порядок, поскольку им было разрешено действовать сообразно с боевой обстановкой, без нелепых ограничений.

Нетрудно себе представить, что ждет американские войска, которым придется повиноваться подобным миротворческим правилам, и с каким настроением они отправятся в Афганистан. Вряд ли поднимет им дух и сознание того, что администрация Обамы рассматривает своих сограждан в военной форме как врагов (именно так и выразился один из самых слюнявых поклонников Обамы телеведущий MSNBC Крис Мэтьюз, заявивший, что, решив выступать в Вест-Пойнте, президент направился в стан врага) и что при захвате террористов на поле боя с ними отныне приказано обращаться по всем канонам американского правосудия, включая зачтение правила Миранды (Вы имеете право хранить молчание..., и упаси Боже перепутать текст или хотя бы переставить в нем два слова грамотный адвокат только на этом основании с гарантией добьется оправдания своего подзащитного).

Впрочем, гадать о настроениях военнослужащих не приходится реакция курсантов военного училища на выступление президента была достаточно красноречивой. За несколько минут до того, как президент поднялся на трибуну, курсантам было приказано с энтузиазмом приветствовать своего верховного главнокомандующего. Но на сей раз воспитанные в привычке безусловного послушания будущие лейтенанты не смогли с собой совладать. Они сидели в гробовом молчании, с каменными лицами, многие из них отчаянно боролись со сном. Один курсант, как показал Youtube, не выдержал и погрузился в объятья Морфея, а другой углубился в книгу с характерным названием Убить бин Ладена.

Декабрь 2009 г.

Оставить отзыв