Виктор Вольский

Йорктаун, Вирджиния

Веб-сайт: volsky.us

 

ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ ХИЛЛАРИ КЛИНТОН?

 

Кривая популярности Барака Обамы неудержимо стремится вниз, над Белым домом сгущаются тучи, и чем больше омрачаются перспективы 44-го президента, тем ярче на либеральном горизонте разгорается звезда его госсекретаря Хиллари Клинтон.

 

Крах надежд, связанных с Обамой, перспектива сокрушительного разгрома на грядущих выборах и гнетущее предчувствие многих политиков-демократов, что тонущий президент утащит их за собой на дно, вынуждают их лихорадочно искать пути к спасению. В такой близкой к панике обстановке взоры демократов все чаще обращаются к бывшей первой леди, которой всего четыре года назад уверенно предрекали президентские регалии. Исключительно выгодный фон (в сравнении с Обамой сейчас трудно выглядеть плохо) и заоблачный рейтинг Хиллари (более 60 процентов, а в некоторых опросах даже до 70) позволяют считать ее Большой Белой Надеждой Демократической партии (образно выражаясь, конечно).

 

Призывы к Хиллари Клинтон явиться и спасти свою партию от неминучей беды все громче и громче раздаются в левой части политического спектра. И даже некоторые консервативные гуру бледнеют и трепещут при одной мысли о том, что в 2012 году их кандидату бросит перчатку новоявленная Жанна дАрк Демократической партии. Боюсь разочаровать хиллариманов, но их фаворитке не суждено выйти на ринг. Тому есть веская причина. Заручившись нерушимой поддержкой негритянского электората, Демократическая партия стала его рабой. Бычок смоляной бочок афроамериканского электората накрепко не оторвешь прилип к груди своей владелицы и повелевает ею. Ни один демократ не дерзнет бросить вызов Кандидату Надежды и Перемен с риском смертельно обидеть вернейший из верных отрядов прогрессивного электората, а может быть, даже спровоцировать бунты в гетто.

 

Допустим, однако, что мозговой трест Демократической партии наберется храбрости и выставит против Обамы бывшую первую леди, презрев опасность отторжения негритянского электората, неимоверную трудность борьбы с действующим президентом с его громадными ресурсами (спросите поклонников Теда Кеннеди, как их кумир в 1980 году пытался ссадить с коня бездарного Джимми Картера и что из этого вышло) и хищные инстинкты закаленных в политических боях обамовских приспешников, готовых разорвать на куски любого супостата. Допустим. Но в таком случае возникает вопрос: с чем явится на суд избирателей претендентка, что она может предложить стране, уставшей от радикальных поползновений Барака Обамы?

 

Так ли уж сильно Хиллари отличается от президента? Не нужно быть большим знатоком политики, чтобы ответить на этот вопрос. Подобно Обаме, она ученица и поклонница главного гуру радикализма Сола Алински. Хиллари даже посвятила ему свою дипломную работу в колледже Уэллсли. Расходясь с Алински в вопросах тактики, она полностью разделяет идеологические установки легендарного радикала. Хиллари истово разделяет социалистические воззрения Обамы на перераспределение общественного богатства; ее провалившийся план реформы системы здравоохранения был прототипом обамовского; на протяжении всей своей жизни она неизменно придерживалась крайне левой линии в точности как Обама. Словом, в идеологическом и политическом аспектах Обама и Хиллари сиамские близнецы.

 

Но ведь Хиллари нужно будет каким-то образом обосновать свое решение бросить вызов своему патрону. Как это сделать? Вырядившись в тогу патриотки, подчинившей свои амбиции интересами страны, которой позарез нужен был хотя бы один взрослый в администрации, смахивающей на детский сад для буйного марксистского молодняка? У бывшего министра обороны Боба Гейтса были бы основания разыграть такой гамбит, но не у Хиллари верной прислуги президента, играющей в администрации малозаметную роль, посторонней в режиме, чей глава окружил себя чикагскими преторианцами и никому больше не доверяет.

 

Хиллари была брошена кость в виде министерского портфеля с единственной целью обезоружить ее в качестве политической соперницы президента, ну и конечно, в случае нужды свалить на нее вину за катастрофические провалы Белого дома в области внешней политики. Она вынуждена покорно выполнять приказы близких приспешников президента, в частности, его главной внешнеполитической советницы Саманты Пауэр той самой, что во время предвыборной кампании 2008 года окрестила Хиллари Клинтон чудовищем.

 

Как может Хиллари бичевать президента за политику, которую она безропотно проводит в жизнь? Если она была с ней не согласна, почему не ушла в отставку в знак протеста? Может ли она критиковать послужной список Обамы без риска прослыть лицемеркой? Боб Гейтс мужественно, хотя и безуспешно, пытался отстаивать интересы вооруженных сил и не делал секрета из своих разногласий с президентом. Помнит ли кто-нибудь подобные выражения инакомыслия со стороны Хиллари?

 

А каковы ее достижения на посту главы Госдепартамента? Пожалуй, единственным памятным эпизодом внешнеполитических потуг Хиллари была ее смехотворная попытка обаять российского министра иностранных дел, поднеся ему нелепую красную кнопку с надписью, долженствовавшей ознаменовать крутой поворот в американо-российских отношениях. Мало того, что главе американского дипломатического ведомства было невдомек, что по правилам международного политеса следовало бы написать русское слово кириллицей, а не буквами английского алфавита, но и само слово было переведено неправильно перегрузка вместо перезагрузка. И, естественно, Лавров не смог устоять перед искушением сыпануть пригоршню соли в раны американской коллеги и с хищной улыбкой объявил на весь свет о ее ошибке. В этом фарсе госсекретарь сыграла роль героя анекдота: Тебя ударили, а ты никак не отреагировал! Как, а упал кто?.

 

Если не считать этого неблаговидного инцидента, госсекретарь ничем не отличилась на дипломатическом поприще, покорно нося поноску для Белого дома в роли незаметной шестерки. Можно ли считать ее независимой силой, истинной владычицей своего надела, новым Меттернихом или Киссинджером? Разве что в ее собственном воображении.

 

Конечно, нельзя обойти вниманием и личные качества Хиллари Клинтон, в отличие от своего мужа не наделенной драгоценной харизмой. На протяжении всех восьми лет правления Билла Клинтона кривая отношения к его супруге в обществе следовала железной зависимости: стоило Хиллари уйти в тень, как ее рейтинг поднимался, но как только она выходила к огням рампы, кривая ее популярности круто устремлялась вниз.

 

Объяснить такую закономерность несложно: кто мог сдержать непроизвольную дрожь ужаса и отвращения при виде явственно излучавшейся ею ауры холодной ярости, наблюдая за вспышками демонической ненависти в ее бледно-голубых глазах, слушая леденящие кровь визгливые крики, заменявшие ей ораторские изыски, безумное кудахтанье, предназначенное служить смехом в конфузных ситуациях, или бесконечные цепочки междометий-паразитов вроде значит и так сказать, которыми самая умная женщина на свете обильно уснащает свою речь? Нынешняя популярность Хиллари Клинтон объясняется именно тем, что ее нигде не видно. Но стоит ей появиться в свете софитов, как все эти неприятные воспоминания бурным потоком хлынут на авансцену.

 

Наконец, куда деться от плодов ее деятельности? Благодаря усилиям пропагандистов миф о могучем интеллекте и безграничной одаренности Хиллари Клинтон прочно обосновался в сознании ее поклонников. Но заслуживает ли она хвалебных од и мадригалов льстецов? Каковы ее реальные достижения? Давайте пробежимся галопом по ее послужному списку.

 

В юридической школе Йельского университета она не снискала академических лавров. У вас, кажется, учились Билл и Хиллари Клинтон? спросили профессора Роберта Борка. Будет более уместно сказать, что они числились в его классе, язвительно ответил Борк.

 

С новеньким дипломом в руках Хиллари Родэм направилась в Вашингтон, где ее взяли на работу в комиссию, готовившую обвинение против президента Никсона в связи с Уотергейтским скандалом. Здесь она поразила своих коллег накалом лютой ненависти к президенту и требованиями отказать ему в гражданских правах настолько, что глава группы вынужден был осадить свою не в меру ретивую подчиненную.

 

Вскоре Хиллари распростилась со столицей и уехала в Арканзас вслед за своим женихом Биллом Клинтоном. Согласно расхожей легенде, Хиллари из любви к Биллу пожертвовала блистательной карьерой и, словно жена декабриста, последовала за любимым в арканзасскую глушь аналог русской Сибири в глазах столичной интеллигенции. Действительность оказалась куда прозаичнее: герой Уотергейта Карл Бернстин, невзирая на крайне левые убеждения, в своей биографии Хиллари Клинтон честно поведал, что она просто провалилась на адвокатском экзамене и, сгорая со стыда, скрылась из Вашингтона.

 

В Литтл-Роке она уже на второй год работы в юридической компании Rose Law Firm была произведена в полноправные партнеры неслыханный успех для начинающего юриста. Впрочем, легко объяснимый. Хиллари фактически освободили от юридической работы, к которой она не проявила особой склонности. Вместо этого ей было поручено отыскивать новых клиентов естественное занятие для жены всесильного губернатора, известной к тому же своей злопамятностью, мстительностью и скверным характером. Кому охота перебегать дорогу такой гарпии? Она также по уши влезла в Уайтуотерскую аферу, два десятка участников которой угодили за решетку, но главная вдохновительница земельных махинаций каким-то образом избежала ответственности.

 

Другим ярким эпизодом ее карьеры в Литтл-Роке была биржевая сделка, которая принесла Хиллари барыш в 100 000 долларов. Впоследствии она сбивчиво объясняла эту темную историю противоречивыми версиями, одна другой нелепее и глупее. И вновь ей все сошло с рук. Большая пресса старательно игнорировала биржевую историю слишком сложную и непонятную, чтобы можно было в ней разобраться, снисходительно разъясняли своим читателям зубры американской журналистики. Обстоятельства дела прояснились, когда известный журналист Джеймс Стюарт (видимо, по темноте своей не сознававший, что берется за невыполнимую задачу) c легкостью установил, что речь шла об обычной взятке, которую посредством довольно примитивной комбинации всучили губернатору Клинтону через его жену.

 

В 1992 году губернатор Арканзаса победил на президентских выборах, и его супруга вернулась в Вашингтон, пылая решимостью играть первые роли в новой администрации. По некоторым сообщениям, Билл и Хиллари, которых будет вернее описать как деловых партнеров, а не супругов, заключили сделку: она покрывает его амурные похождения, защищая президента от клеветнических измышлений недругов, а он за это передает в ее ведение внутреннюю политику.

 

И вот Билл Клинтон с головой окунулся в радости жизни, а его супруга засучила рукава и принялась править. Пришла пора для нее развернуться во всю ширь своей исполинской натуры вот ужо она горы своротит на ниве общественного служения и встанет в один ряд с Клеопатрой, Елизаветой Английской, Екатериной Второй и горсткой других великих женщин, чьи имена навечно вписаны на скрижали истории! Она им покажет, всем этим паршивым завистникам и недругам!

 

Для начала первая леди решила национализировать сектор здравоохранения одну седьмую национальной экономики. Она собрала огромную армию помощников числом более тысячи сабель и, поднатужившись (и нарушив при этом целый ряд законов), выдала на гора законопроект объемом в две с половиной тысячи страниц. Этот шедевр бюрократического творчества был настолько вопиюще бездарен, что Конгресс отмахнулся от детища Хиллари, даже не удосужившись поставить его на голосование.

 

То была, пожалуй, едва ли не самая большая удача президента. Он смог отстранить от дел свою лучшую половину и баллотироваться на второй срок, не будучи обременен реформой здравоохранения (в отличие от Обамы, реформа которого, утвержденная Конгрессом, оттягивает ему шею подобно жернову). А поскольку позорное выступление Хиллари на общественном поприще позволило республиканцам после 40-летнего перерыва вернуть себе контроль над Палатой представителей, новые хозяева нижней палаты Конгресса быстро навели порядок в государственных финансах и провели исключительно удачную реформу системы социальной помощи нуждающимся велфэра, благодаря чему президентство Клинтона вошло в историю как вполне удачное.

 

Что же касается задвинутой в угол первой леди, после своей неудачи она была вынуждена всецело посвятить себя руководству тайной сексуальной полиции, учрежденной ею с задачей не допустить разглашения бесчисленных интрижек ее мужа и заткнуть рот полусотне мерзавок, способных клеветническими фактами подвести под монастырь 42-го президента Соединенных Штатов.

 

Параллельно она занималась всевозможными интригами, из которых наибольшую известность получила ее попытка подмять под себя туристическое агентство, занимающееся устройством поездок журналистов, аккредитованных при Белом Доме. Первая леди решила захватить агентство и передать его своим прихлебателям. Она натравила на сотрудников агентов ФБР, проявив полную готовность поломать жизнь ни в чем не повинным людям за грошовые семь рабочих мест. На ее беду, на сей раз обычно рептильные журналисты встали стеной на защиту своих турагентов, и затея первой леди с треском провалилась. Разоблачение ее махинаций имело большой резонанс; казалось, на сей раз ей не отвертеться настолько били в глаза ее правонарушения и ложные заявления следователям.

 

Но вновь супруга президента ускользнула от судебной ответственности! Любой другой прочно засел бы в тюрьму за четверть того, что она натворила, но якобы слепая Фемида упорно отводила свой взор от Хиллари. Видно, недаром президентская чета с прозорливостью опытных уголовников позаботилась в первые же дни своего правления вытребовать у ФБР досье с компроматом на многие сотни ведущих политических и общественных деятелей Вашингтона. Кто знает, чьи репутации были у Хиллари в руках?

 

Конец правления своего мужа Хиллари ознаменовала ограблением Белого дома. Пока Билл, не досыпая и не доедая, торговал помилованиями, его достойная половина грузовиками вывозила из президентской резиденции предметы мебели и произведения искусства (А я думала, что это нам лично дарили!). Затем Хиллари поразила и друзей и врагов мелочной скаредностью: купив дом, она объявила, что зарегистрировалась, словно невеста, в дорогом универмаге в Омахе, Небраска, и готова милостиво принимать подношения, чтобы обставить свое жилище.

 

Вслед за этим она совершила просто невозможное, умудрившись сбить количество еврейских голосов, поданных за кандидата от Демократической партии (т.е. за нее) чуть ли не до 50%, когда в 2000 году она баллотировалась в Сенат от штата Нью-Йорк. Избирателей неприятно поразило, что, в поездке по Ближнему Востоку, супруга их президента настолько расчувствовалась, слушая, как первая леди Палестинской автономии поносит евреев и обвиняет их в отравлении арабских колодцев, что нежно поцеловала Суху Арафат. Этот поцелуй аукнулся Хиллари.

 

Ну и в довершение всего как забыть ее непрерывное, патологическое вранье? Фантазия Хиллари Клинтон работает без остановки, выставляя ее попеременно то в героическом свете, то в виде несчастной жертвы. Тут и происхождение ее имени (якобы в честь первого покорителя Эвереста сэра Эдмунда Хиллари, тогда как на самом деле она родилась за шесть лет до того, как он совершил прославивший его имя альпинистский подвиг); тут и страдания юной Хиллари, которую злые дяди не взяли в школьную футбольную команду (футбольная программа в ее школе была введена, когда несчастной жертве дискриминации было 37 лет и она благополучно проживала в Арканзасе в ипостаси жены губернатора); тут и ее поразительное хладнокровие под снайперским обстрелом в аэропорту Тузлы (известный негритянский комический актер Синбад, будучи сторонником Обамы, разоблачил придумку Хиллари, вслед за чем пресса обнародовала снимки предельно мирной сцены в боснийском аэропорту); тут и материнские муки 11 сентября 2001 года от сознания того, что единственная дочь Челси находится на месте трагедии и подвергается смертельной опасности. Тем самым бывшая первая леди давала понять, что она тоже носит мученический венец вроде и не жертва терроризма, но и нельзя сказать, что не жертва (Челси, не сговорившись с матерью, простодушно поведала журналистам, что в это время она была в другом конце города и что Хиллари об этом прекрасно знала)... Словом, всего не перечислить. Достаточно сказать, что бывшая первая леди лжет на каждом шагу с такой же поразительной легкостью, с какой изо рта Джо Байдена сыплются ляпы.

 

Итак, подведем итоги: с политической точки зрения госсекретарь не в состоянии бросить вызов президенту. Будучи идеологическим близнецом нынешнего обитателя Белого дома, она не в состоянии предложить избирателям реальную альтернативу: зачем водителю, который хочет избавиться от старой машины, менять ее на идентичный автомобиль, отличающийся от опостылевшего рыдвана лишь фигуркой на капоте? Не говоря уже о том, что послужной список и личные качества бывшей первой леди никак не добавляют ей шансов. Бросив вызов действующему президенту, Хиллари Клинтон добьется лишь того, что расколет свою партию и поставит ее на грань гражданской войны. Конечно, это была бы малая цена за успех, и она ни секунды не поколебалась бы принести Демократическую партию в жертву своим амбициям, если бы сочла, что у нее есть шансы на успех, но таких шансов у нее просто нет.

 

Другое дело, если Обама по примеру Линдона Джонсона испугается позора неминуемого поражения и откажется баллотироваться на второй срок (или же его кукловоды сочтут безнадежными шансы своей марионетки и выдернут ее со сцены). Учитывая, что Обама выказывает явные признаки мегаломании, вероятность его добровольного ухода невелика, но полностью отвергать ее нельзя. В Демократической партии с каждым днем усиливается брожение. Политики-демократы, у которых попечение о собственной карьере превышает все иные соображения, все более отчетливо осознают, что Обама мало того что утонет, но и их утопит. Результаты специальных выборов в избирательном округе № 9 штата Нью-Йорк прозвучали зловещим погребальным звоном по надеждам демократов, среди которых явственно нарастает паника.

 

А тем временем у Обамы загорелась почва под ногами. В печать вдруг хлынул поток разоблачений политической коррупции в Белом доме. В любой день может грянуть скандал, который окончательно подорвет и без того шаткие позиции главы администрации. В такой ситуации демократы будут рады избавиться от зачумленного президента Падающего толкни!. В интернете промелькнуло сообщение о том, что флагман леволиберальной прессы Нью-Йорк таймс готовит материал о том, что президент Обама якобы страдает клинической депрессией. Если такая статья действительно будет опубликована, это станет вернейшим признаком того, что мозговой трест левого блока приступил к сбору компромата на Обаму, готовя его устранение.

 

В таком случае Хиллари Клинтон сразу же становится ведущим кандидатом на место своего бывшего соперника. Но ведь между Хиллари и Обамой нет просвета, зачем же шило на мыло менять? Так-то оно так, но у Демократической партии нет выбора, ее скамейка запасных пуста. Партия давно уже захвачена леворадикальными силами, оттеснившими от командных постов умеренных и консервативных коллег, ряды которых к тому же неуклонно редеют с каждыми выборами, и их постепенно замещают республиканцы. Так и получается, что чем больше поражений несет Демократическая партия, тем все дальше налево сдвигаются ее лидеры. В результате оказывается, что никакой альтернативы леворадикальному демагогу у демократов просто нет, и им будет вполне естественно обратить свои взоры на бывшую первую леди как на свою главную и, пожалуй, единственную надежду. И тогда как знать? быть может, и на улицу Хиллари, наконец, придет праздник. За державу, правда, обидно.

 

Октябрь 2011 года

Оставить отзыв