Виктор Вольский
Йорктаун, Вирджиния
Веб-сайт:
volsky.us

Ромни, Кейн и другие

Формально предвыборная кампания откроется 3 января партийными собраниями (кокусами) в Айове, но неофициально она идет уже не первый месяц. Хотя совершенно по-разному для Демократической и Республиканской партий. В стане демократов царит тишь да гладь. Никому даже в голову не приходит бросить вызов действующему президенту с риском быть обвиненным в расизме, и Барак Обама может на досуге спокойно считать деньги, собираемые на предстоящие битвы с супостатом, и копаться в прошлом возможных соперников-республиканцев, отыскивая на них компромат. Зато в лагере республиканцев жизнь бьет ключом. Кандидаты бьются грудь в грудь, оглашая окрестности звоном мечей и ратными кликами, а зрители внимательно следят за схватками, оценивая шансы бойцов в грядущем противостоянии с действующим президентом. Попробуем и мы оценить сложившуюся на сегодняшний день обстановку и взвесить сильные и слабые стороны главных действующих лиц предвыборной драмы.

Девять кандидатов-республиканцев можно разбить на три группы: два лидера, два кандидата, не утративших надежды, и пять явных аутсайдеров, которым заведомо ничего не светит. Гонку с солидным отрывом возглавляют бывший губернатор Массачусетса Митт Ромни и бизнесмен на покое Герман Кейн. В разных опросах они неизменно занимают два первых места, попеременно меняясь в роли лидера гонки.

Митт Ромни картина контрастов. Его сильные стороны: честно заработанная слава выдающегося менеджера и технократа, солидный опыт работы в частном секторе, особенно по части санации больных кампаний, крепкие административные навыки, безукоризненная комар носа не подточит личная репутация, прекрасная семья.

В то же время он никак не может преодолеть недоверия консервативного электората, не без основания считающего его класическим представителем умеренного республиканского истэблишмента. В глазах консервативной Средней Америки эта прослойка отличается слабым накалом идеологического пыла и постоянной готовностью во всем уступать демократам в духе компромисса, который почему-то всегда напоминает улицу с одностороним движением: ни одному демократу в голову не придет поступаться своими интересами во имя двухпартийности, эта честь целиком предоставлена республиканцам.

Предел желаний РТПИ (республиканцы только по имени, как их называют), снискать снисходительную похвалу Большой Прессы: дескать, хоть и республиканец, но старается, растет. Про них в Вашингтоне говорят: Если демократы потребуют сжечь Капитолий, возражения республиканцев сведутся к тому, что нужно это сделать не сразу, а поэтапно. Эртепэишники относятся к консервативному крылу своей собственной партии с плохо скрытой брезгливостью, те отвечают им полной взаимностью и считают соглашателями. Беда республиканского истэблишмента в том, что тон в правой части политического спектра ныне задает консервативная Партия чаепития, а умеренное крыло пребывает в загоне.

Республиканцы по традиции выдвигают в президенты кандидата по выслуге лет, т.е. того, кто многолетним стажем выслужил номинацию. Такими кандидатами были Боб Дол в 1996 году и Джон Маккейн в 2008 году (чем это кончилось известно). Таким кандидатом на сей раз выступает Митт Ромни. Демократы и Большая Пресса считают его номинацию решенным делом, и многие из них постепенно примиряются с мыслью о нем как о возможном победителе на выборах, считая Ромни наименьшим злом из всех наличных альтернатив.

Однако о неизбежности номинации Ромни говорить преждевременно. Стрелка его рейтинга застыла в районе 23-25%, и как он ни старается, упорно не желает сдвигаться вверх. Совершенно очевидно, что основная масса республиканских избирателей не доверяет бывшему губернатору Массачусетса и видит в нем не более чем паллиатив, за который можно будет голосовать лишь в крайнем случае, если на горизонте не появится более приемлемый кандидат.

На шее у Ромни тяжелым жерновом висит реформа системы здравоохранения, проведенная им в бытность его губернатором Массачусетса. Демократы с полным основанием называют ее прототипом катастрофической реформы, продавленной через Конгрессе президентом Обамой. Если Ромни будет номинирован, это значит, что острейший вопрос об Обамакэйр, козырной туз в колоде оппозиции, будет автоматически снят с повестки дня предвыборной кампании. Не в пользу Ромни и его прочная репутация оппортуниста, который с необыкновенной легкостью меняет свои взгляды, пытаясь идти в ногу с избирателями.

Наконец, он мормон. Для ревностных христиан, особенно евангелических деноминаций, мормонизм зловредная ересь, и можно не сомневаться, что в случае, если Ромни будет номинирован Республиканской партией, демократы при содействии верной прессы не преминут разыграть против него религиозную карту. Словом, Митту Ромни отнюдь не гарантирована номинация, хотя его, безусловно, следует считать фаворитом.

Ему дышит в затылок, а по временам даже опережает человек, которого никто не ожидал увидеть в группе лидеров бывший бизнесмен Герман Кейн. Очень симпатичная личность, обаятельный человек с биографией, которая не может не вызывать восхищения. Выходец из бедной негритянской семьи, Кейн получил степень бакалавра наук по математике и магистерскую степень по теории вычислительных машин. Учебу он совмещал с работой на полную ставку в министерстве военно-морского флота в качестве вольнонаемного специалиста по системам управления огнем. Затем он много лет с большим успехом работал в частном секторе, специализируясь на спасении оказавшихся на грани банкротства франшиз и компаний.

Во время предвыборной кампании 1996 года Кейн, в то время глава спасенной им фирмы Godfather Pizza, прославился на всю страну, вступив в спор с президентом Биллом Клинтоном. Телезрители с восторгом наблюдали, как чернокожий бизнесмен, словно строгий учитель, отчитывающий нерадивного ученика, втолковывает азы бизнеса растерянно хлопающему глазами профану-президенту.

Выставив свою кандидатуру в президенты, Кейн, как и ожидалось, поначалу плелся в хвосте группы кандидатов. Но постепенно, от диспута к диспуту, он стал выдвигаться вперед. Телезрителям импонировала его манера держаться просто и с достоинством, его добродушие, чувство юмора, умение четко и ясно выражать сложные мысли и, главное, бескомпромиссно консервативные взгляды.

Но решающим фактором в стремительном росте популярности Германа Кейна явилась предложенный им проект кардинальной реформы налоговой системы. Он раньше своих соперников осознал необходимость выступить с простой и ясной программой, доступной пониманию обывателя, не желающего перенапрягаться, вникая в тонкости, скажем, дотошной экономической платформы Митта Ромни, изложенной в 59 пунктах на 166 страницах. Программа Кейна сама простота. Немалым ее достоинством является ее хлесткое, запоминающееся название: 9-9-9. Он предлагает полностью упразднить существующую систему федерального налогообложения и вместо нее ввести триаду: 9-процентный налог на доходы бизнеса, 9-процентный подоходный налог и 9-процентный налог на продажи.

Как только Кейн вырвался в фавориты, его соперники перенесли огонь на него. На последнем диспуте республиканских кандидатов первые полчаса были целиком посвящены критике плана Кейна и его попыткам отбиться от нападок. Как и следовало ожидать, в программе обнаружились изъяны, но это не беда, его план не более чем черновик, стартовый вариант, основа для дискуссий. Зато Кейн первым поднял вопрос о реформе налоговой системы, и именно этому в немалой степени обязан своей популярностью.

Любопытно отметить, как была встречена кандидатура Германа Кейна на крайне левом фланге Демократической партии. К великому удивлению беспристрастных избирателей, огромная популярность чернокожего кандидата среди консервативного электората и в первую очередь Партии чаепития, была истолкована леворадикальными пропагандистами как признак... расизма. Впрочем, можно не удивляться, у них был про запас готовый рецепт назовем его гамбитом Торквемады.

Первый великий инквизитор Испании, личный исповедник королевы Изабеллы I Кастильской доминиканский монах Томас Торквемада (1420-1498), несмотря на свое еврейское происхождение (а скорее вследствие него), прославился как жестокий и непримиримый гонитель евреев. Летописцы восторженно славословили его как молот еретиков, светоч Испании, спаситель отечества, слава своего ордена. Он был одним из главных вдохновителей Альгамбрского декрета от 1492 года об изгнании евреев из Испании. (По иронии судьбы Торквемада закончил свой земной путь в Авиле на родине самой знаменитой испанской святой Терезы Авильской, как и он, еврейских кровей.)

Торквемада разработал простую, но чрезвычайно эффективную формулу гонений на подозреваемых в тайной приверженности иудаизму евреев-выкрестов, которых называли марранос (по-испански свиньи): если выкрест спустя рукава относится к своих религиозным обязанностям, это признак того, что он сохраняет верность религии отцов; если же бывший иудей ревностно исполняет все католические обряды это верное доказательство того, что он пытается скрыть свои нечестивые религиозные чувства. На костер его!

В лице американских левых радикалов средневековый монах обрел достойных последователей. Разгрывая гамбит Торквемады, они утверждают, что поддержка Германа Кейна в консервативных кругах есть неопровержимое доказательство их расизма. Когда я впервые услышал это утверждение из уст актрисы Джанин Гарофуло, которая даже среди оголтелых выделяется своей оголтелостью, я грешным делом подумал, что ее поднимут на смех. Но нет, никто не смеется видимо, левые исходят из того, что консерваторы не могут не быть расистами. Или же они считают, что всяк злак на пользу человеку.

Предноминационная кампания всегда напоминает скачки: гонка проходит неровно, то одна лощадь выдвинется чуть вперед, то другая. Не успеет один кандидат немного опередить соперников, как они все дружно наваливаются на лидера, и под градом критики он быстро замедляет ход и уступает место очередному калифу на час. После первой серьезной прикидки смотрин кандидатов в Айове вперед вырвалась конгрессмен Мишель Бахман. Но ее торжество длилось недолго: гонку возглавил Рик Перри, которого, в свою очередь, вскоре сменил Герман Кейн.

Кейн удерживает свои лидерские опзиции на удивление долго. Консервативный электорат, по всей вероятности, видит к нем своего предстателя и противовес Ромни. Быстрый рост рейтинга Кейна объясняется тем, что в его стан перекочевали вчерашние сторонники других консервативных кандидатов, не оправдавших доверия, Мишель Бахман и Рика Перри. Но сможет ли Кейн претворить свою популярность в победы на предстоящих уже официальных этапах предвыборной кампании праймериз и партийных собраниях (кокусах)? Политтехнологи уверены, что вряд ли. Для того, чтобы серьезно бороться за голоса избирателей, нужны деньги и организация много денег и огромная сеть помощников и волонтеров. Между тем у Кейна нет ни того, ни другого.

Правда, сейчас в его казну потекли денежные ручьи по его словам, по миллиону долларов в неделю, но даже эти сравнительно приличные суммы не идут ни в какое сравнение с бездонным кошельком Митта Ромни или Рика Перри. Не располагает Кейн и организационной опорой. В двух важнейших штатах Айове и Нью-Гемпшире, которые откроют официальную предвыборную страду персонал его штабов совокупно насчитывает шесть (!) штатных сотрудников.

Это несерьезно. Избиратели обоих штатов народ избалованный, они требуют, чтобы кандидаты обхаживали их в персональном порядке. Нежелание кандидата вести розничную кампанию, как называют такую тактику, воспринимается избирателями как личная обида и не сулит ему ничего хорошего. А нехватка у него денег на телевизионную рекламу не позволит ему хотя бы отчасти загладить свою вину перед обидчивыми избирателями и осадить более удачливых соперников. Не случайно Кейн, опережая Ромни в целом по стране, отстает от него в опросах избирателей четырех штатов, которые открывают период первичных выборов (Айова, Нью-Гемпшир, Южная Каролина и Невада).

Ну и конечно, для преследующих его соперников лидер в гонке подобен красной тряпке для быка. Как говорит сам Кейн, сзади у него нарисована огромная, во всю спину, мишень. Одновременно по нему начинают постреливать с левого фланга, где забрезжило понимание того, что Кейн это всерьез и, кто знает, может быть, даже надолго. Все это не может не оказать своего действия, и специалисты уверены, что Кейн долго не продержится в позиции лидера.

Но все эти выкладки основаны на опыте прошлого, а нынешняя предвыборная кампания ни на что не похожа. И совсем не исключено, что Герман Кейн опрокинет все расчеты политтехнологов. Рано или поздно слабые кандидаты отсеются, и в финал выйдут лишь два кандидата ставленник истэблишмента и представитель консервативного движения. На сегодняшний день это Митт Ромни и Герман Кейн.

Кого еще можно считать серьезным кандидатом? Губернатора Техаса Рика Перри. Поначалу казалось, что Перри стоит только согласиться баллотироваться, как номинация будет поднесена ему в красивой упаковке с бантиком. И действительно, мало кто когда-либо вступал в игру с такими сильными козырями на руках: опытнейший политик с безупречно консервативной репутацией, популярный губернатор огромного штата, на долю которого приходится почти 40% рабочих мест, созданных в стране за последние три года, автор реформы, которая прижала хвост хищникам, промышляющим юридическим разбоем в сфере здравоохранения, благодаря чему Техас едва ли не единственный штат, не испытывающий нехватки врачей. И сверх того, так называемая президентская внешность, что очень важно, особенно в глазах женщин.

Беда, однако, в том, что Перри, по-видимому, поверил хвалебным отзывам о себе и проникся уверенностью в том, что борьба за номинацию Республиканской партии будет для него легкой прогулкой, а потому не стоит особенно напрягаться и рвать постромки. Как иначе объяснить, почему он поначалу вел себя как победитель, вступающий в покоренный город как помазанник Божий, всем своим видом показывавший, что он так и быть готов облачиться в порфиру, но не видит необходимости вступать за нее в бой?

Учитывая плачевное состояние американской экономики, казалось бы, нетрудно было догадаться, что интересует избирателей в первую очередь, и объявить себя кандидатом, уже имея на руках готовую программу вывода экономики из прорыва. Но Перри представил свой план замены нынешнего подоходного налога 20-процентным пропорциональным налогом только на днях, когда его рейтинг уже скатился далеко вниз, а экономическую площадку уверенно застолбил Герман Кейн.

Легко было предвидеть и то, что соперники найдут и извлекут на свет Божий (а если сами поленятся, им услужливо поможет левая пресса) решение техасского правительства предоставить академические льготы детям нелегальных иммигрантов. В контексте техасской политической ситуации такая политика вполне объяснима, но для консервативных избирателей других штатов она прозвучала резким диссонансом. И тем не менее Перри не подготовил достаточно убедительного оправдания, а когда на диспуте соперники начали его щипать, разъярился и обвинил всех, кто с ним не согласен, в бездушии. На следующий же день рейтинг губернатора Техаса стремительно покатился вниз, и если его кандидатура потерпит крах, он сможет легко возвестить начало конца своей кампании именно к этому моменту.

Помимо этого, Рик Перри в диспутах выглядит блекло и по понятным причинам поговаривает о том, чтобы вообще отказаться от участия в публичных спорах кандидатов. Он также сильно напортил себе наскоками на Митта Ромни, носившими подозрительно личный характер. Трудно себе представить, где Перри сможет отыскать живую воду, чтобы спрыснуть ею свою кандидатуру.

Но полностью сбрасывать его со счетов еще рано. Мало того, что он опытный и закаленный боец: в его распоряжении обширная финансовая база, а, как известно, деньги это материнское молоко политики. Но даже если Рику Перри и не удастся восстать из мертвых, он сможет, развязав кошелек, сильно попортить черным пиаром кровь лидерам, в первую очередь Ромни, которого он, похоже, на самом деле недолюбливает.

Опора престарелого конгрессмена из Техаса Рона Пола фанатичный, но немногочисленный отряд сторонников (вернее будет назвать их поклонниками), его рейтинг не превышает 8-10%. Если бы круг ведения президента ограничивался финансово-экономической сферой, Пол был бы одним из сильнейших кандидатов, но на его беду существует также внешняя политика, в которой взгляды Пола дисквалифицируют его. Непримиримый изоляционизм Рона Пола (Америка должна заползти в свою скорлупу и полностью отгородиться от мира) неприемлем для широкого электората, а его утверждения, будто Иран совершенно безобидное государство, а даже если и вредоносное, то повинна в этом политика Соединенных Штатов, вообще отдают клиническим диагнозом. А жаль: вероятно, сознавая, что у него нет шансов и потому ему можно не осторожничать, Рон Пол единственный из кандидатов, который не боится предлагать позарез нужные радикальные решения, в частности, упразднение ряда лишних министерств.

Особняком стоит бывший спикер Палаты представителей Ньют Гингрич. Никто не оспаривает его достоинств: блестящий интеллект, редкое красноречие, поразительная эрудиция (он по профессии историк), дотошное знание всех тонкостей государственного устройства, солидный политический и административный опыт... Но экс-спикер поначалу воспринимался как реликтовая фигура, время которой миновало, плюс к тому же его прошлое не лишено темных пятен (два развода в обстоятельствах, которые никак его не красят), и сверх того он дискредитировал себя в глазах консервативного электората соглашательством по таким модным пунктам леволиберального мировоззрения, как глобальное потепление. В силу этого его кандидатура не воспринималась серьезно, чему в немалой степени способстовала также недисциплинированность самого кандидата и разброд в его стане.

Однако Гингрич во многом реабилитировал себя в глазах электората серией блистательных выступлений в диспутах, где он был на голову выше всех других кандидатов, и своей умелой тактикой он подчеркнуто воздерживается от нападок на соперников, но при этом как-то умудряется, не переходя на личности, исподволь указывать на их изъяны. Но самое главное Гингрич разработал новый Контракт с Америкой, перекликающийся с аналогичным документом, который сыграл решающую роль в исторической победе республиканцев в 1994 году, когда после сорокалетнего перерыва они завоевали большинство в Палате представителей Конгресса.

Гингрич подчеркивает, что это именно контракт, т.е., став президентом, он обязан будет исполнять его весьма радикальные положения. Тот факт, что первый Контракт с Америкой был пунктуально выполнен по всем пунктам, свидетельствует о том, что Гингрич серьезно относится к своим обязательствам, ему можно верить. Так или иначе, его рейтинг медленно, но неуклонно ползет вверх, и в некоторых опросах он уже вышел на третье место, опережая и Перри, и Пола. Шансы Гингрича пока невелики, но в то же время их нельзя недооценивать. Он темная лошадка, которая вполне может обойти фаворитов, особенно если Герман Кейн споткнется, а Ромни и Перри обескровят друг друга в междоусобной борьбе.

Группа явных аутсайдеров состоит из бывшего сенатора от Пенсильвании Рика Санторума, конгрессмена из Миннесоты Мишель Бахман и двух бывших губернаторов Джона Хантсмана (Юта) и Гэри Джонсона (Нью-Мексико). Их рейтинги от одного до четырех процентов не оставляют им никаких шансов. Они продолжают борьбу в основном ради того, чтобы потешить свое тщеславие и укрепить свою известность как фактор, от которого зависит размер гонораров за публичные и печатные выступления. Впрочем, Санторум и Бахман, вероятно, не утратили слабой надежды на то, что будущий кандидат в президенты пригласит их себе в напарники, чтобы укрепить свой правый фланг, как это сделал в 2008 году Джон Маккейн, выдвинув на пост вице-президента губернатора Аляски Сару Пэйлин.

Особенность предстоящих выборов заключается в том, что личность республиканского кандидата будет играть на них второстепенную роль. Выборы выльются в референдум по президенту Обаме и его катастрофическому послужному списку. Если экономика каким-то чудом не воспрянет, единственный шанс Обамы забросать грязью республиканского кандидата настолько, чтобы тот не мог отмыться, внушить избирателям, что его соперник еще хуже, чем он сам. Если это ему не удастся, то кого бы ни выдвинули республиканцы в президенты, их кандидат одержит победу.

Ноябрь 2011 года

Оставить отзыв