Виктор Вольский

Йорктаун, Вирджиния

Веб-сайт: volsky.us

 

ПУСТЬ СИЛЬНЕЕ ГРЯНЕТ БУРЯ!

 

В 1994 году накануне губернаторских выборов во Флориде помощники кандидата Демократической партии действующего губернатора Лоутона Чайлса обзвонили около 70,000 избирателей в районе Тампы, в подавляющем большинстве своем республиканцев. Как сообщила газета New York Times, помощники Чайлса, отрекомендовавшиеся как представители Флоридской ассоциации пожилых граждан, к которой они не имели никакого отношения, и организации Граждане за налоговую справедливость', которой вообще не существовало в природе, предостерегали своих собеседников, что кандидат от Республиканской партии Джеб Буш (сын президента Буша-старшего и брат будущего президента Буша-младшего) не принадлежит к числу друзей пожилых людей, ибо его напарник (кандидат в вице-губернаторы) выступает за упразднение системы социального страхования (Social Security) и за сокращение ассигнований на систему медицинского обслуживания престарелых (Medicare). Бесчестная уловка сработала, демократ победил с небольшим отрывом. При этом многие из стариков, проголосовавших за Чайлса вопреки своим убеждениям, по их собственному признанию, прекрасно знали, что губернатор штата, не говоря уже о вице-губернаторе, бессилен каким-либо образом посягнуть на федеральные программы. И тем не менее они отдали свои голоса демократу так, на всякий случай.

На следующий год, выступая с показаниями перед комитетом по этике штатного Сената Флориды в ходе расследования недобросовестной уловки демократов, губернатор Чайлс, гордящийся тем, что на протяжении своей политической карьеры он ни разу не замарал рук (та же статья), поклялся, что грязный трюк был проделан без его ведома сотрудниками его предвыборного штаба. Чайлс заклеймил лживые звонки как серьезную ошибку и посетовал на то, что его помощники использовали его в своих целях, обманули его. Но, выразив праведный гнев, губернатор тут же указал, что он полностью согласен с содержанием послания, распространенного за его спиной. Я прошу прощения за метод распространения сообщения, но по сути своей оно соответствует истине.

Классический прием из арсенала демократов: мало того, что Чайлс добился своей цели обманным путем, но при этом еще встал в позу жертвы. Ему привет от знаменитого в прошлом телеведущего Дэна Разера, который в 2004 году неудачно пытался торпедировать кандидатуру президента Джорджа Буша-младшего с помощью подлога и по сей день утверждает, что представленные им документы может быть и фальшивые, но тем не менее соответствуют истине. И при этом выставляет себя жертвой низких происков недругов (видимо, имея в виду блогеров, в считанные часы разоблачивших подлог). Что же до удивительной откровенности New York Times, в кои-то веки правдиво изобразившей тактику политика-демократа, отчего не покрасоваться своей беспристрастностью после того, как дело сделано, а нарочитая объективность поможет отразить наскоки врагов, обвиняющих ультралиберальную газету в тенденциозности?

Эта история вспомнилась мне в связи с усиленной подготовкой, ведущейся демократами к предстоящей предвыборной кампании. Ясно, как Божий день, что они собираются вновь прибегнуть к своей старой, испытанной стратегии, состоящей из двух элементов: очернения оппонентов и запугивания электората, в первую очередь его самого нервозного и податливого сегмента стариков. Вообще говоря, демократов можно понять: если не считать этого давнего оружия, их арсенал практически пуст. Лозунг надежда и перемены выработал свой ресурс. В 2008 году он звучал свежо и многообещающе в устах никому не известного молодого сенатора, чей послужной список легко уместился бы на почтовой марке. Это позволило легковерным избирателям поднять Обаму на пьедестал как вместилище своих надежд и чаяний. Но с тех пор этот лозунг был полностью дискредитирован, с каждым днем все сильнее и сильнее приобретая карикатурный характер.

Выборы, на которых баллотируется действующий президент, неизбежно выливаются в референдум по его правлению. Обама придет на выборы с послужным списком, который ничего не добавит к его шансам на переизбрание, если судить по тому, насколько непопулярна его политика. Демократы, несомненно, попробуют убедить народ в том, что избрание первого в истории чернокожего президента, безусловно, достойно похвалы, но если копнуть поглубже, не может считаться убедительным доказательством подлинного раскаяния Америки и очищения ее от первородного греха расизма; только переизбрание такого президента способно стать решающим доказательством того, что американский народ, наконец-то, распростился с позорным наследием своего расистского прошлого и заслужил себе прощение.

Однако насколько убедительно подействует такой аргумент? Думается, что не очень. Тактика обличения избирателей как расистов, которые могут искупить свой грех, проголосовав за афроамериканца, исчерпала себя. То, что прогрессивной интеллигенции представляется как пожизненная епитимия, для большинства простых людей не более чем одноразовое покаяние: исповедался, получил отпущение и считай, что очистился от греха.

Поэтому демократам поневоле придется сделать ставку на многократно испытанную тактику классовой войны и демонизации республиканского оппонента Обамы. Кто бы им ни стал, ему (а может быть, ей?) следует быть готовым к такому накалу злобы и ненависти, к такой разнузданной травле, которая до сих был была уделом лишь Сары Пэйлин. Обрушив на кандидата Республиканской партии неслыханной силы лавину грязи, лжи и клеветы, демократы будут в то же время всеми силами пугать избирателей. Им нет нужды убеждать в своей правоте независимых избирателей (именно за них развернется вся борьба), достаточно будет посеять в их умах сомнения насчет республиканского кандидата, напомнить им о том, что осторожность никогда не вредит, и что народная пословица недаром советует семь раз отмерить, прежде чем один раз отрезать. И этого, вполне возможно, будет вполне достаточно человек по своей природе боится перемен и крайне неохотно меняет пусть даже малоприятную, но знакомую реальность на пугающую неизвестность.

Конечно, никто не верит, что республиканцы кровожадные монстры, у которых текут слюнки от одной мысли о том, как они будут выгонять стариков на улицу, морить голодом детей и убивать женщин. Об этом трубят наиболее бесстыдные демагоги вроде члена Палаты представителей из Нью-Йорка Луиз Слотер или бывшего конгрессмена из Флориды Алана Грейсона. Но не нужно принимать их всерьез это они так, для красного словца, чтобы сорвать аплодисменты. Истинная цель не в том, чтобы убедить обывателя поверить в эту заведомую чушь, а в том, чтобы вывалять республиканцев в грязи настолько основательно, чтобы к ним пристал неприятный запашок.

Сработает ли такой прием? Нет никаких оснований сомневаться в его действенности. Во всяком случае до сих пор он не давал сбоев. Не зря же главные социальные программы Social Security, Medicaid и Medicaid называют третьим рельсом американской политики, имея в виду, что прикосновение к ним гарантия политической гибели. Да и результаты опросов тоже не настраивают на оптимистический лад: 64 процента американцев считают, например, что наилучший способ ликвидировать бюджетный дефицит повысить налоги на богатых. Зависть и ненависть к успеху один из сильнейших импульсов человеческой натуры. Если бы это было не так, имя Карла Маркса было бы известно лишь узкому кругу историков экономической мысли 19-го века. А так его учение продолжает победное шествие по миру не потому что оно верно, а потому что оно всесильно.

Так как же все-таки противостоять победной тактике либеральных демагогов? Ввиду того, что грядущая финансовая катастрофа по-прежнему далеко отстает от итогов телевизионного конкурса Танцы со звездами в качестве предмета озабоченности американцев, а расходы по таким жизненно важным статьям, как, скажем, зубоврачебные услуги для кошек и собак, продолжают расти, нельзя не придти к мысли, что большинство избирателей отворачивается от реальности. Их нетрудно будет убедить в том, что кризис выдуман мерзкими республиканцами в своих низменных целях. О, как приятно и уютно думать, что жизнь по-прежнему хороша и не стоит того, чтобы о ней задумываться в ущерб своим привычным радостям! Демагогия это не только безграничные посулы, это также потакание слабостям избирателей. Если того требуют обстоятельства, демагог убаюкивает людей, успокаивает их на тот счет, что им не нужно пробуждаться от сладких сновидений и принимать трудные решения, сопряженные с жертвами; что они могут спокойно предаваться стремлению к счастью (трактуемому как погоня за удовольствиями), предоставив докучливую обязанность заниматься государственными делами выбранным ими слугам народа. В силу этого у демагогов достаточно высокие шансы сохранить свою власть, если только избиратели не будут вынуждены открыть глаза и трезво посмотреть на вещи. Но как принудить их к этому? Единственное действенное средство от синдрома добровольной слепоты это шоковая терапия.

Три с лишним десятка лет назад шоковая терапия была применена в качестве последнего отчаянного средства и полностью оправдала себя. Место действия - Великобритания, в роли лекаря - Консервативная партия во главе с Маргарет Тэтчер. Как пишет Клэр Берлински в своей книге Без альтернативы: Почему сегодня актуальна Маргарет Тэтчер (There is No Alternative: Why Margaret Thatcher Matters), в 1979 году Соединенное Королевство неудержимо катилось в пропасть и продвинулось гораздо дальше по пути к гибели, чем сегодняшняя Америка (хотя под водительством Барака Обамы Соединенные Штаты гигантскими шагами движутся в том же направлении). Страну неумолимо засасывала трясина экономического кризиса, на спасение не осталось даже проблеска надежды, правительство было парализовано, утратив какую-либо способность влиять на ход событий, бал правили воинственные профсоюзы (об их целях и тактике см. события в Висконсине). Над государством, не столь давно считавшимся величайшим на свете, нависла черная туча беспросветного пессимизма и отчаяния, консервативная оппозиция говорила лишь о том, как смягчить последствия неминуемого краха. Казалось, старой доброй Англии пришел конец.

Перед лицом неминуемого национального бедствия Маргарет Тэтчер избрала боевую предвыборную стратегию. Вместо того, чтобы по примеру предыдущих консервативных лидеров уйти в глухую защиту и бороться за симпатии избирателей, ненавязчиво предлагая им чуть менее злокачественный вариант прогрессивной платформы, железная леди пошла в лобовую атаку на врага. Она провозгласила, что между тори и лейбористами пролегает глубокая, непреодолимая пропасть, и предложила избирателям выбор между двумя полярно противоположными видениями мира. Что еще более важно, в центр своей предвыборной программы Тэтчер поставила не экономическую целесообразность, а моральный императив. Вопреки давней традиции консерваторов, которые дали себя убедить в моральном превосходстве левых и упрекали их лишь в том, что те извратили благородную идею социализма, Маргарет Тэтчер обрушилась всей тяжестью своего нравственного негодования на саму социалистическую идею, указывая, что она неизбежно ведет к экономической катастрофе, закабаляет людей и попирает их человеческое достоинство; что социализм по сути своей глубоко аморален; что это зловредная идеология, неизбежно обрекающая любую страну на стагнацию, бюрократическую тиранию и разложение как физическое, так и моральное (благо за примерами далеко ходить не надо было). Неустанно взывая к чувству собственного достоинства избирателей, лидер тори сумела вывести их из ступорозного состояния и привлечь на свою сторону. Остальное достояние истории.

Клэр Берлински считает, что необходимо перенести британский эксперимент на американскую почву. Может быть, она и права, хотя уж слишком велик в Америке класс паразитов-захребетников, слишком сильно равнодушие основной массы избирателей, чтобы можно было реально рассчитывать, что апелляция к их нравственному чувству возымеет действие.

Но тэтчеровская стратегия не единственный курс шоковой терапии. Существует и другой путь, который обещает ничуть не меньшие результаты, чем попытки пробудить в нации чувство гордости и собственного достоинства. Демократы пугают избирателей, настраивая их против республиканцев? Так почему бы не последовать их примеру? Почему бы республиканцам не воззвать к инстинкту самосохранения избирателей, чтобы пробудить их от спячки и ткнуть лицом в реальность? С огнем нужно бороться огнем, со страхом страхом!

Избирателям нужно внушить, что призрак надвигающейся катастрофы не мираж, а неотвратимая реальность недалекого будущего; что страна на самом деле сползает к неминуемой катастрофе; что сокращение бюджетного дефицита и государственного долга вопрос не выбора, а крайней необходимости; что системы социального страхования и медицинской помощи престарелым и неимущим нуждаются в срочной и кардинальной реформе в противном случае их неминуемо ждет полный крах; что своей самодовольной индифферентностью американцы ставят под угрозу не только будущее своих детей и внуков, но также собственное благополучие. Только всерьез напугав избирателей и открыв им глаза, можно заставить их признать, что для спасения Америки, и в том числе их самих, нужны кардинальные меры и реальные жертвы. Ибо если страна потерпит финансовую катастрофу, обесценятся и их собственные сбережения, исчезнут и их собственные пенсии и льготы. Лекарство, может быть, горчит, но для спасения жизни больного без него никак не обойтись.

А это значит, что пора перестать потакать избирателям, уговаривать их, что лично им ничего не грозит, что все жертвы будут принесены не сегодня и не завтра, и не ими, а кем-то еще. Демократы при помощи своего пропагандистского аппарата, именуемого Большой Прессой, без труда убедят пугливых пенсионеров, что поганым республиканцам ни в коем случае нельзя верить, что те только и ждут, чтобы дорваться до власти и начать грабить и убивать стариков. Уж лучше оставить все, как есть, проголосовав за ставленника демократов истинных защитников сирых и убогих. Так-то оно будет спокойнее; а то как бы чего не вышло. Пока в Белом Доме сидит Обама, он сможет сдерживать губительные порывы радикальных республиканцев, будут ворковать СМИ. И весьма высока вероятность того, что пенсионеры в очередной раз клюнут на либеральную наживку и проголосуют за сохранение статус-кво так, на всякий случай!

Республиканцы не могут рассчитывать на успех, играя на поле противника по его правилам и пытаясь покупать голоса смягченным вариантом либеральной отравы, особенно когда судья Большая Пресса без зазрения совести будет подсуживать демократам. Поэтому хватит с нас скользких профессиональных политиков, отделывающихся от любых вопросов туманными фразами и озабоченных в первую очередь тем, как бы кого не обидеть, как бы заслужить снисходительный кивок либеральной прессы дескать, за годы пребывания в Вашингтоне сенатор имярек заметно вырос. Нельзя без недоумения и стыда вспоминать предвыборную кампанию Джона Маккейна, который совершенно не был настроен на победу и, похоже, стремился лишь к тому, чтобы не обидеть своего соперника и не прослыть расистом.

Нам нужен кандидат, который будет прямо и без обиняков резать правду-матку и описывать реальность такой, какая она есть; который не будет отделываться общими фразами вроде того, что оказавшись в Белом Доме, я созову лучших экспертов, мы засучим рукава и мигом решим все проблемы. Невзирая на то, что предвыборная платформа Росса Перо фактически сводилась к этой идиотской формуле, на выборах 1992 года он сумел отнять у действующего президента Буша-старшего 19% голосов и привел к победе Билла Клинтона, за которого проголосовало лишь 43% избирателей.

Миллионам американцев осточертели профессиональные политики, от которых не услышать слова правды. Как вы думаете, по какой причине взлетела до небес популярность Дональда Трампа и почему в опросах общественного мнения он опережает всех других республиканцев потенциальных кандидатов в президенты? Неужто он завлек избирателей своей нелепой прической или глупыми утверждениями, что он во много-много раз богаче Митта Ромни? Нет, ростом своей популярности Трамп обязан, что он говорит то, что многие люди думают, но не решаются сказать, и не извиняется на каждом шагу за резкость своих суждений, потому что он поднимает действительно острые вопросы и не дает спуска либеральным пропагандистам в журналистском обличье.

Кандидат, которого изберут республиканцы, должен будет последовать примеру Трампа, открыто и без экивоков обвинив Обаму и Демократическую партию в том, что они прямым путем ведут страну к гибели, и потребовав проведения болезненных, но необходимых мер. Следует учесть, что на сей раз республиканскому кандидату, если он будет действительно исповедовать консервативное мировоззрение, будет легче, чем его предшественникам Барри Голдуотеру и Рональду Рейгану: ему гарантирована мощная опора в лице десятков миллионов приверженцев Партии чаепития, которые стеной встанут на защиту смелого лидера.

И уж коль скоро речь зашла о смелости, республиканцам не помешало бы обзавестись толикой уверенности в себе и научиться давать сдачи. Больно смотреть, как со смаком, не стесняясь в словах, демократы поливают их грязью, а жертвы поклепов лишь смущенно улыбаются и робко указывают на беспочвенность обвинений в свой адрес. Почем бы всякий раз, как демократы хором утверждают, будто республиканцы пекутся о благополучии только миллионеров и миллиардеров, не называть их, столь же дисциплинированно, социалистами и коммунистами? Это как минимум вынудит прессу требовать от республиканцев объяснений, что даст им возможность рассказать народу то, что тщательно скрывают от него СМИ: а именно что в число пресловутых миллионеров и миллиардеров, наряду с действительно богатыми людьми (подавляющее большинство которых, между прочим, принадлежит к числу пламенных либералов), входят семьи с заработком начиная от 250 000 долларов, в том числе малые бизнесы, на долю которых приходится 70% занятости в стране, и что повышение налогов на этих плутократов неминуемо ввергнет страну в пучину нового экономического кризиса.

Помимо всего прочего, в таких конфронтациях дополнительным преимуществом республиканцев будет то, что им не придется лгать. Так называемая прогрессивная фракция в Палате представителей включает 74 конгрессмена, т.е. 40% демократов в нижней палате Конгресса открытые социалисты (плюс неизвестное, но существенное число якобы умеренных демократов, т.е. конгрессменов от консервативных округов, которым под страхом лишиться своих мест приходиться маскировать свои истинные чувства и сдерживать свои прогрессивные поползновения). Помимо этого, столкновения с прессой помогут разоблачить ее тенденциозность. Да разве трудно будет отбиваться от нападок журналистов, если такой авторитетный голос, как журнал Newsweek, спустя несколько недель после воцарения Обамы провозгласил на обложке: Теперь мы все социалисты? Так что снимите перчатки, республиканцы, и смело в бой.

Но не слишком ли рискована такая стратегия? Безусловно, риск существует. Совсем не исключено, что демократам удастся убедить электорат сохранить статус-кво, налепив на республиканского кандидата ярлык экстремиста. Но по крайней мере она дает шанс на успех, в то время как альтернатива с весьма высокой веростностью поведет к национальной трагедии. Достаточно посмотреть на то, что успели натворить за два года с небольшим Барак Обама и его приспешники, и подумать о том, что они сделают со страной, если дать им еще четыре года под водительством президента, у которого на сей раз будут развязаны руки, который не будет испытывать необходимости лавировать, чтобы не подорвать свои шансы на переизбрание. О такой перспективе не хочется даже думать.

Для того, чтобы отвратить ее, нужно бороться и не давать противнику спуска. Сказано в Писании: И познаете вы истину, и истина сделает вас свободными (Иоанн, 8:32). Нет сомнений, что это действительно так, но только в том случае, если распространять истину как можно шире и повторять ее как можно более настойчиво. Истину нельзя возглашать шепотом, о ней надо кричать во все горло и на всех углах, неустанно вбивая ее в головы людям. Чтобы встряхнуть избирателей и пробудить их от спячки, нужны радикальные меры. Нужна тактика бури и натиска не робкого и вежливого блеяния, а бури и натиска! Вы слышите, республиканцы? Так пусть сильнее грянет буря!

Апрель 2011 года

Оставить отзыв