Виктор Вольский

Йорктаун, Вирджиния

Веб-сайт: volsky.us

 

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ, ДА ВЕРИТСЯ С ТРУДОМ

Нам говорят, что наш доблестный президент отверг предложение своих генералов разбомбить в пух и прах дом Усамы бин Ладена в Абботабаде и дал приказ провести диверсионный рейд на логово главы Аль-Каиды. Тем самым Барак Обама проявил-де неслыханную смелость и раз и навсегда рассеял все сомнения насчет своей пригодности на роль военного президента, продемонстрировав непоколебимую решимость и стальную волю при защите жизненно важных интересов Америки. Нам предлагают верить, что первый чернокожий президент в истории Соединенных Штатов подал пример подлинно эпического героизма, но его подвиг не выдерживает проверки реальностью словно одуванчик, облетающий под порывом холодного ветра.

Одно дело запускать беспилотники Предатор вдоль афгано-пакистанской границы и обстреливать бортовыми ракетами мишени в Северо-Западной пограничной территории Пакистана, которая практически независима от центрального правительства и воспринимается населением страны как во всех отношениях чуждый элемент. Подобная тактика обладает еще и тем преимуществом, что дает возможность Соединенным Штатам отрицать обвинения или в крайнем случае признать факт совершенно случайного вторжения в воздушное пространство Пакистана, принести соответствующие извинения, и дело с концом. Тем не менее операции беспилотников вызывают бурное возмущение в Пакистане как вопиющие нарушения суверенитета страны и служат камнем преткновения в отношениях между двумя странами.

Но совсем другое дело бомбежка с воздуха или диверсионная операция, атака на жилое здание в Абботабаде, фактически пригороде столицы Пакистана Исламабада: это уже совершенно очевидный акт войны, casus belli. Ни одно ответственное правительство никогда не потерпит такого вопиющего акта агрессии если только оно не состоит в сговоре с агрессором. А все факты свидетельствуют, что именно так и произошло что правительство Пакистана было заранее проинформировано о предстоящей операции американского спецназа и что Исламабад внес свою лепту в ее успех.

Обратимся к истории. В августе 1998 года Билл Клинтон, отчаянно метавшийся в поисках какого-либо способа отвлечь внимание от разраставшегося скандала вокруг его шашней с Моникой Левински, приказал нанести ракетный удар по лагерю Усамы бин Ладена в Афганистане якобы в отместку за диверсии Аль-Каиды в отношении американских посольств в Кении и Танзании. С акватории Индийского океана были запущены восемь десятков крылатых ракет Томагавк, но когда они достигли цели, лагерь террористов был пуст. Почему?

Представьте себя на месте командующего системой противовоздушной обороны Пакистана. Внезапно на радарах командного центра возникают силуэты десятков ракет, летящих в направлении вашей страны. Вы скорее всего заключите, что Пакистан стал жертвой нападения со стороны своего заклятого врага Индии. В то же самое время командующий индийской ПВО, наблюдая ту же картину на экранах своих радаров, по всей вероятности, решит: ракеты выпущены по его стране коварным Пакистаном (воздушный путь к Афганистану пролегает над Пакистаном или Индией). Даже Билл Клинтон при всем своем детском легкомыслии не мог не понимать, какая взрывоопасная ситуация могла бы возникнуть, если бы ни та, ни другая страна не была предупреждена о ракетном ударе.

И Пакистан, и Индия были поставлены в известность о грядущей операции. Пакистанцы немедленно передали полученную информацию своей креатуре движению Талибан, которое в свою очередь предупредило о надвигающейся опасности своего задушевного друга и союзника Аль-Каиду. Что же удивляться, что лагерь террористов опустел, и ракеты просто взрыли груды песка? Удар возмездия изначально был пустым пропагандистским жестом, за который многострадальный американский налогоплательщик выложил приблизительно 120 миллионов долларов (по полтора миллиона за каждый Томагавк).

Эта история имеет прямое отношение к дерзкому рейду на убежище Усамы бин Ладена. Если верить официальной версии операции (которая видоизменяется с пугающей быстротой), четыре американских вертолета с четырьмя десятками спецназовцев на борту, поднявшиеся с военно-воздушной базы Баграм в Афганистане, вторглись в воздушное пространство Пакистана, достигли цели более чем в 100 милях от границы, высадили десант, отряд атаковал здание, в котором укрывался Усама, после перестрелки, длившейся 20 минут, десантники ворвались в здание, перебили его защитников, включая самого бин Ладена, провели еще 20-25 минут, собирая вещдоки, взорвали один из своих вертолетов, потерпевший крушение из-за механической неполадки, и спокойно улетели домой. И ни один человек в Абботабаде не заметил операции, длившейся 45 минут, при том, что это фактически гарнизонный город, в котором расквартированы три полка регулярной армии и проживают тысячи военных отставников, где находится хорошо охраняемая, надо полагать, высшая военная академия Пакистана, отстоящая всего на несколько сотен метров от дома Усамы? Вы меня извините, но уж больно эта версия смахивает на сказку. Как говорится, свежо предание, да верится с трудом.

Пакистанцам теперь придется проявить чудеса политической эквилибристики. С одной стороны, они должны будут громогласно утверждать, что знать ничего не знали об американском рейде, во избежание обвинений в причастности к этому преступлению. И в то же время они должны будут достаточно прозрачно намекать американской аудитории, что не стоит принимать всерьез их заявления, чтобы не настраивать против себя в чрезмерной степени общественное мнение в США и не ставить под угрозу позарез нужную американскую помощь (порядка 3 3,5 миллиарда долларов ежегодно). Но в любом случае невозможно поверить, будто пакистанцы находились в блаженном неведении и были захвачены врасплох. Вот что пишет по этому поводу британская газета Telegraph со ссылкой на хорошо осведомленный источник:

Бывший начальник военной разведки Пакистана ISI генерал-лейтенант Асад Дуррани утверждает, что нельзя себе представить, чтобы его правительство не было заранее осведомлено об американском рейде на убежище Усамы бин Ладена.

Он утверждает, что его правительство вынуждено отрицать, что знало об операции, во избежание негативной реакции со стороны общественного мнения Пакистана. Официальная версия ISI состоит в том, что убежище Усамы исчезло с экрана их радара после того, как сотрудники агентства обыскали его, разыскивая другого члена руководства Аль-Каиды. ISI утверждает, будто не имело представления о том, что там скрывается сам бин Ладен.

Генерал-лейтенант Дуррани указал, однако, что такое отнекивание не более чем политическая уловка со стороны агентства, не желающего, чтобы его тесные связи с американцами стали достоянием гласности: Куда более вероятно, что они были прекрасно осведомлены о рейде. Нереально полагать, будто такая операция могла быть проведена без ведома и какого-то участия пакистанских спецслужб. Американцам наверняка был дан зеленый свет.

Командующий вооруженными силами не спал и находился в своем кабинете, продолжает Дуррани, район операции был оцеплен, пакистанские вертолеты патрулировали прилегающее воздушное пространство. Все это указывает на причастность Пакистана. Но правительство вынуждено считаться с политическими последствиями. Если оно признается в своей причастности, крупная и весьма голосистая часть пакистанского общества придет в крайнее негодование, осознав, что мы регулярно проводим подобные операции совместно с американцами.

Да и как могло быть иначе? Двуличие пакистанцев хорошо известно, но не должно удивлять. Вопреки наивной вере либералов в исконную добродетельность нашей натуры, эгоизм составляет доминирующую черту людей и создаваемых ими государств. Как сказал королеве Виктории ее премьер-министр лорд Пальмерстон, у нас нет ни вечных союзников, ни постоянных врагов, но постоянны и вечны наши интересы, и защищать их наш долг. Поэтому смешно думать, будто американцы полагались лишь на добрую волю своих пакистанских друзей и союзников. Для того, чтобы побудить их к сотрудничеству, нужны были достаточно веские причины.

Мне представляется, что Соединенные Штаты заставили Исламабад пойти на сотрудничество по методу, который хорошо себя зарекомендовал в деле Абдул-Кадыр Хана. А.К. Хан, как его обычно называют, талантливый пакистанский инженер и ученый, работая в атомной промышленности в Европе в 1970-х годах, выкрал техническую документацию на аппаратуру ядерного топливного цикла и по возвращении домой основал отечественную атомную промышленность. Одновременно он создал подпольный международный ядерный рынок, торгуя технологиями производства атомного оружия с кем придется, в том числе с Северной Кореей, Ливией, Сирией, Ираном и Ираком Саддама Хусейна. Долгие годы Исламабад упорно отрицал все обвинения в адрес отца пакистанской атомной бомбы, утверждая, что все это пустые наветы и что А.К. Хан рыцарь без страха и упрека. Тогда американские спецслужбы собрали огромное количество неопровержимых улик преступной деятельности А.К. Хана и в 2004 году положили досье на стол президенту Пакистана Мушаррафу. Прижатый к стенке, Мушарраф не смог более отпираться и согласился на требования американцев. Лавочку А.К. Хана без излишнего шума прикрыли, а правительству Пакистана была предоставлена возможность сохранить лицо.

Думается, что нечто подобное произошло и в данном случае, хотя версия событий, распространяемая Белым Домом и его верными приспешниками в прессе, меняется час от часа. Но как бы причудливо ни извивались контуры официальной версии, какие бы отговорки ни придумывали либеральные пропагандисты, они никогда не признают, что Пакистан знал о рейде и оказал ему содействие. Потому что в таком случае рассыпается в прах весь миф о невероятной смелости президента, решившегося на проведение исключительно рискованной операции. Никакого риска не было.

Это отнюдь не умаляет храбрости американских коммандос, которым, по сообщению печати, было сказано, что у Усамы бин Ладена и людей из его окружения под одеждой надеты пояса шахидов (не потому ли десантники целились в голову и ноги обитателей дома?). То есть спецназовцы знали, что идут на громадный риск, и вели себя в таких обстоятельствах с огромным мужеством и профессионализмом.

Но их главнокомандующий ничем не рисковал, и заслуживает похвалы разве что за приказ на проведение операции по убийству лидера Аль-Каиды. То есть за то, что поступил по примеру своего ненавистного и презираемого предшественника Джорджа Буша, на которого Обама не устает валить все шишки за многочисленные провалы и неудачи своего президентства. Но утверждения о том, будто Барак Обама это реинкарнация Александра Македонского, столь же достоверны, как трехдолларовая банкнота. Или как официальный снимок, распространенный администрацией, на котором запечатлена команда национальной безопасности Белого Дома, затаив дыхание впившаяся глазами в экран монитора, наблюдая за штурмом логова обертеррориста (госсекретарь Хиллари Клинтон сказала, что это были самые напряженные полчаса в моей жизни). Директор ЦРУ Леон Панетта сообщил, что из-за неполадки видеосвязи прямая трансляция из Абботабада не состоялась.

Май 2011 года

Оставить отзыв