Виктор Вольский

Йорктаун, Вирджиния

Веб-сайт: volsky.us

 

TIMEO DANAOS

 

“Бойся данайцев, и дары приносящих”, предупреждал мудрый Гомер. Американцам следовало бы помнить этот прозорливый совет великого древнегреческого поэта, внимая соловьиным песням своего нового президента, вознамерившегося одарить свой народ кардинальной реформой системы здравоохранения. Барак Обама обещает подвести под ее крышу поголовно все население, включая 47 миллионов человек, до сих пор не охваченных медицинским страхованием (в том числе 12-14 миллионов нелегальных иммигрантов), при сокращении расходов и повышении качества медицинского обслуживания.

 

То, что президентский план куда сложнее задачи о квадратуре круга, кажется, не требует доказательств: любому непредвзятому человеку его абсурдность видна невооруженным глазом. Тем не менее Обама настроен совершенно серьезно, он буквально рвет постромки. Белый Дом уже объявил, что 634 миллиарда долларов будет немедленно отложено в виде аванса на проведение в жизнь реформы – и это в разгар экономического кризиса. Даешь государственную медицину!

 

О грандиозности обамовской затеи свидетельствует хотя бы тот факт, что сфера здравоохранения составляет ни много ни мало 17% гигантской экономики Америки. О ее пагубности можно говорить часами, но ввиду необъятности темы сосредоточимся на одном лишь ее аспекте – качестве медицинского обслуживания в национализированной системе здравоохранения.

 

Не нужно быть большим математиком, чтобы понять, что произойдет, когда количество пользователей медицинскими услугами внезапно возрастет на 15% при неизменной численности медперсонала. Если число едоков за столом возрастает, а размер пирога остается прежним, как сделать так, чтобы всем досталось по куску? Единственный способ – урезать порции.

 

Хотят они того или нет, но работникам сферы здравоохранения придется дозировать свои услуги соответственно возросшей нагрузке, т.е. рационировать как время, уделяемое пациентам, так и объем оказываемой им помощи (в денежном выражении – суммарные затраты, разложенные на число больных).

 

Казалось бы, все ясно и понятно. Ясно всем, кто дал себе труд задуматься над содержанием реформы, предлагаемой Белым Домом. Однако ее архитекторы глухи к голосу здравого смысла, они прислушиваются лишь к диктату своей идеологии. Бессмысленно пытаться что-либо им втолковать, полагаясь только на логику. Но может быть, практический опыт послужит им предостережением? Ибо везде и повсюду национализация системы здравоохранения неизменно приводила к одному и тому же результату – громадной перегрузке медицинских учреждений и резкому падению качества обслуживания пациентов.

 

*          *          *

В июле 1948 года в Великобритании государство в законодательном порядке возложило на себя задачу медицинского обслуживания населения. Но вместо обещанной национальной утопии реформа быстро обернулась национальным кошмаром. Спустя менее чем два года свыше полумиллиона больных уже стояли в очереди на госпитализацию, и в то же время 40 000 позарез необходимых больничных коек пустовали ввиду нехватки среднего медицинского персонала.

 

Коечный дефицит достиг такой остроты, что многим психиатрическим больным и беспомощным старикам отказывали в госпитализации, предоставляя их своей судьбе. Всем было понятно, что сократить дефицит можно только одним способом – отказываясь класть в больницу стариков и хронических больных, которых в противном случае пришлось бы до самой смерти держать в стационаре.

 

В промышленых центрах на каждого английского врача приходится до 4000 зарегистрированных больных. Каждому из своих пациентов лечащий врач может уделять суммарно не более трех минут своего драгоценного времени – на консультацию, постановку диагноза, выписывание рецепта, заполнение требуемых документов и ведение отчетности для бдительных государственных инспекторов, которые регулярно наведываются к нему, проверяя, не нарушает ли доктор какие-либо из многочисленных государственных правил и предписаний.

 

Знакомая картина, не правда ли? Между тем приведенные выше данные позаимствованы из статьи Дэна Смута, напечатанной в апреле 1960 года в журнале The Freeman. То есть уже на заре “бесплатной медицины”, когда грубая реальность только начинала вторгаться в розовый мир либерального фантазерства, обозначились ясные контуры проблем, сопряженных с национализацией сферы здравоохранения. А с тех пор, невзирая на все усилия властей, они еще больше обострились. Как видно, недуги социалистической медицины носят застарелый и хронический характер.

 

Вот, например, что несколько дней назад поведала своим читателям газета Daily Mail: “Тысячам безнадежных раковых больных отказано в лекарствах, продлевающих им жизнь. Правительство решило, что Национальной системе здравоохранения не по карману два препарата – от запущенного рака молочной железы и от редкой формы рака желудка… Ввиду нехватки денег 12% британских нефрологов отказывают в лечении больным, нуждающимся в диализе… Лечения приходится ждать так долго, что больные вынуждены записываться в предварительную очередь на запись в очередь к врачу”.

 

Или еще более разительный пример “гуманности” английской системы здравоохранения: до недавних пор больные, страдавшие от распространенного глазного заболевания – дегенерации желтого пятна, – должны были ждать до тех пор, пока не ослепнут на один глаз, прежде чем правительство милостиво согласится заплатить за лечение оставшегося глаза.

 

Известны случаи, когда онкологические больные, которым отказывают в лекарствах, перезакладывали свои дома, чтобы заплатить за лечение из собственного кармана. В 2007 году 70 000 британских граждан, отчаявшихся стоять в многомесячных очередях на операции, вынуждены были искать необходимую им медицинскую помощь за границей. Больные, дожидающиеся операций на открытом сердце, протезирования тазобедренного сустава и удаления катаракты, выходят в интернет и заказывают себе лечение за многие тысячи миль от родных берегов.

 

Наибольшей популярностью среди таких больных пользуется Индия, вслед за которой идут Венгрия, Турция, Германия, Малайзия, Польша и Испания. А всего английских больных можно обнаружить в лечебных учреждениях 48 стран мира, где их лечат недорого и достаточно эффективно. Дополнительным фактором, способствующим развитию подобного “медицинского туризма”, служит эпидемия госпитальных инфекций в английских стационарах.

 

Почти все англичане, лечившиеся за границей, довольны своим решением. По прогнозам, к концу нынешнего десятилетия число английских больных, "голосующих ногами" против социалистической медицины, достигнет 200 000. Их нетрудно понять: Всемирная организация здравоохранения сообщает, что ежегодно около 25 000 британских больных погибают исключительно из-за огрехов отечественного здравоохранения. Поистине убийственный приговор системе, которую исследователи из лондонского Института экономических проблем признали наихудшей в Западом мире!

 

Ну, наверное, положение намного благополучнее в Швеции – воплощенной голубой мечте всех западных социалистов? Увы, и там такие же проблемы, сообщил в журнале Journal of American Physicians and Surgeons шведский исследователь Свен Ларсон.

 

Например, некоему пациенту из Гётеборга, страдавшему рассеянным склерозом, лечащий врач прописал новое лекарство. Однако медицинские власти отказались заплатить за препарат на том основании, что он оказался на треть дороже старого лекарства. Больной предложил заплатить из своего кармана, но его ходатайство было отвергнуто на том основании, что такое решение создаст дурной прецедент и поведет к нарушению принципа равенства в медицинском обслуживании.

 

Мальмё – третий по величине город Швеции с населением 280 000 человек. Для того, чтобы попасть на прием к специалисту, больной должен сначала получить назначение в одной из двух местных клиник. Ожидание в них затягивается на долгие часы, многие больные не выдерживают и начинают бурно протестовать. На этот случай в клинике предусмотрена специальная охрана, которой также поручено не впускать внутрь новых больных, когда в приемной набивается слишком много народа.

 

На всю Уппсалу, где проживает 200 000 человек, имеется лишь один специалист, способный прочесть маммограмму. Национальный онкологический фонд Швеции с тревогой констатирует, что через несколько лет большинство женщин в стране будет полностью лишено доступа к маммографии.

 

А как обстоит дело в Канаде, чьей централизованной системой здравоохранения не устают восторгаться американские либералы? Точно так же, как в Великобритании, у которой Оттава в основном и позаимствовала свою систему медицинского обслуживания населения. Гинекологических операций здесь приходится ждать 4-12 недель, удаления катаракты – 12-18 недель, тонзилэктомии – 3-36 недель, нейрохирургической операции – 5-30 недель. В районе Торонто больничная администрация во избежание исков требует, чтобы больные подписали бумагу об освобождении больницы от ответственности за задержки в лечении, даже если это угрожает их здоровью.

 

Но у канадской системы здравоохранения есть решающее преимущество перед британской – географическая близость к Америке. Канадским больным, отчаявшимся излечиться дома, достаточно переехать границу – и к их услугам оборудованные по последнему слову техники лечебные учреждения, где им без всяких проволочек окажут первоклассную помощь. Как отмечает д-р Аластэр Янгер на сайте aaos.org, американские больницы фактически служат своего рода предохранительным клапаном для канадской системы здравоохранения, выручая ее в случае необходимости. Одна кливлендская клиника даже открыла офис в Торонто.

 

Как пишет Лиза Прист на сайте газеты Globe and Mail, за последние годы свыше 400 канадских сердечников были направлены в США ввиду того, что ни одна канадская больница не в состоянии была предоставить им необходимую помощь. Когда больные с закупоркой коронарных артерий являются в клиники провинции Онтарио, им дают противотромбозные лекарства. Если они не помогают, больных направляют на ангиопластику в Америку.

 

Ежегодно канадское правительство платит за лечение своих граждан в США свыше одного миллиарда долларов. Если Америка, равняясь на Канаду, воспроизведет ее систему здравоохранения, эта спасительная отдушина закроется, и канадским больным некуда будет податься.

 

Побочным недостатком национализированной системы здравоохранения является ее неизбежная деградация. Известный экономист-“рыночник” Уолтер Уильямс цитирует шведского медика, профессора медицины Линчёпингского университета Олле Стендаля, который говорит: ” В нашей системе бюджетного здравоохранения нет места молодым, честолюбивым профессионалам, готовым бросить вызов устоявшимся взглядам. На людей со свежими идеями у нас, как правило, взирают как на возмутителей спокойствия, от которых только сплошная головная боль и лишние расходы”.

 

Неизбежное рационирование медицинских услуг объясняется не только бездарностью бюрократов-руководителей государственной системы здравоохранения и органически присущими ей огрехами. Наверное, еще хуже то, что она поощряет проявление не самых лучших человеческих инстинктов. Повсюду, где населению предлагаются бесплатные или квазибесплатные услуги, люди пользуются ими беззастенчиво, не зная меры (ура, халява!), что приводит к их дефициту.

 

Не счесть историй о том, как английские домохозяйки выменивают выданные им бесплатные лекарства на косметику и сигареты, а представители сильного пола пропивают выданные им государством очки, парики, зубные протезы и даже золотые пломбы. А что, почему не продать пломбы? Государственные дантисты новые вставят, бесплатно. А как насчет бесплатной обуви, причитающейся малообеспеченным американским диабетикам? Получают ее исправно все, кому не лень, независимо от того, нужна она или нет.

 

Во всех странах с “бесплатной медициной” одна и та же картина: больницы и поликлиники перегружены симулянтами, которые притворяются больными, чтобы получить бюллетень или социальные льготы, либо просто отдохнуть в стационаре за казенный счет, и мнительными людьми, которым кажется, что они больны.

 

Хорошо помню, сколько пенсионеров набивалось в советские поликлиники, просто чтобы время провести – покалякать с друзьями, обстоятельно обсудить, у кого болезнь тяжелее и опаснее, а когда дойдет очередь – побеседовать с доктором и поделиться с ним ценными советами насчет диагноза и лечения.

 

Пока еще никому не удалось придумать, как отучить этих людей от злоупотребления ресурсами государственной системы здравоохранения. Даже в Америке, где медицина все же хотя бы наполовину частная, этот фатальный изъян не преодолен: поскольку медицинские страховки предоставляются в основном по месту работы, у больных создается ложное впечатление, будто за них платит “дядя”, и они лечатся широко, без тормозов.

 

Вот если бы им пришлось самим платить врачам и самостоятельно торговаться со страховой компанией об условиях страховки, тогда было бы совершенно другое дело: больные обращались бы за медицинской помощью только когда это действительно необходимо. Но попробуйте убедить в этом либералов, мечтающих надеть на американский народ ярмо социалистической медицины. Хоть бы канадцев пожалели, что ли!

 

Апрель 2009 г.

Оставить отзыв